Есть шутка, что восьмое чудо света — это тот человек, который знает предыдущие семь. Давайте их вспомним: Египетские пирамиды, Висячие сады Семирамиды, храм Артемиды Эфесской, статуя Зевса Олимпийского, Галикарнасский мавзолей, Колосс Родосский, Александрийский маяк.

Стефан Гуртовой, архитектор, дизайнер, популяризатор современной архитектура, постоянный лектор Гостиной в Impact Hub Odessa составил свой топ-лист чудес света, построенных в ХХ веке. Мы все ещё можем увидеть их своими глазами, в отличие от объектов из предыдущего списка, которые остаются преимущественно  в мифах.

Чудо №1: Дом Мельникова (Москва, 1927–1929 годы)

Российская современная архитектура условно начинается с Дома Мельникова — здания в стиле русский авангард. Константин Мельников был одним из самых востребованных архитекторов в Москве среди представителей советского авангарда: он построил около 15 клубов, Ново-Сухаревский рынок, много гаражей и т.д. Его проекты выставлялись наряду с Фрэнком Ллойдом Райтом, Ле Корбюзье и другими титанами ХХ века.

Все архитекторы-авангардисты были воодушевлены идеей создания нового быта и эстетики для молодого советского государства. Мельникову для такого эксперимента выделили участок земли в Москве, хотя в советское время иметь частный дом было для архитектора чем-то невероятным из-за идеологического контекста. Считается, что Дом Константина Мельникова — вершина его творчества: в этом небольшом сооружении спрессовались все уникальные находки и в конструктивном, и в визуальном смысле. У дома достаточно сложное строение, из-за чего архитектору даже пришлось изготовить специальный макет, чтобы строители лучше понимали конструкцию.

Если исходить из того, что архитектура — это прочность, польза, красота или же функция, конструкция, композиция, то Мельникову удалось в своём здании найти инновационные решения для всех этих аспектов. Дом представляет собой ажурную толстостенную конструкцию—цилиндр с прорезанными в ней окошками и с деревянными перекрытиями внутри. Вырезанные в стене и не заполненные стеклом шестиугольные проёмы использовались как холодильники. Архитектор ратовал за экономию материала, поэтому всё здание построено из цельного кирпича, а прочность кладки достигается сдвиганием кирпичей влево-вправо. Помимо этого цилиндр имеет оптимальное соотношение окружающего периметра к площади.

Новая архитектурная мода отразилась не только на внешнем облике и художественном оформлении объектов — произошли также изменения в бытовом укладе. И Мельников очень любил развивать эту тему. Интерьеры его дома были угловатые и кубистические, при этом на обстановку авангардные идеи не сильно распространялись — Мельников пользовался антикварной мебелью.

Одной из самых инновационных идей его дома было превращение практически всех пространств в общие. Например, спальни на втором этаже — не индивидуальные комнаты, а общее место для спанья, где место кровати отделено лишь двумя перегородками. Но при этом ко сну у Мельникова было особое отношение. Он считал, что именно во сне происходит творческий прорыв, поэтому спальня — это священное место.

Чудо №2: Нотр-Дам-дю-О (Роншан, 1950–1955 годы)

Капелла во французском городе Роншан построена ярым модернистом и ещё одним признанным гением ХХ века, Ле Корбюзье. Он первым решил уйти от привычной квартальной структуры, которой следовали вплоть до конца XIX века, в том числе и при строительстве центра Одессы. Он придумал точечную застройку, окружив жилые здания зеленью. Эта идея хорошо понятна на примере планировки Черёмушек, Таирова, поселка Котовского.

Капелла Нотр-Дам-дю-О – один из первых храмов, построенных на излёте его творчества. В этом здании прослеживается возвращение к традиционным планировочным схемам, в том числе использование региональных исторических мотивов. Внимательный глаз может заметить здесь русские апсиды, окончания китайских, японских замков и пагод, мексиканские и славянские мазанки.

Капелла Нотр-Дам-дю-О доказала, что современная архитектура также может служить религиозным потребностям, а прихожане отмечают, что чувствуют там присутствие Бога. Это первое здание, о котором говорили: «Наконец-то современники создали то, что можно назвать живой архитектурой, — здание-храм, соразмерное человеку».

Форма строения, по некоторым из интерпретаций, напоминает Деву Марию, обнимающую Христа. Есть также различные интерпретации трёх фигур. По одной из них, это Господь, Адам и Ева, притом Ева будто отвернулась, устыдившись первородного греха. В самом здании много необычных деталей, типа фонтана с выпуклостью, все они — загадка для исследователей.

Чудо №3: Эльбская филармония (Гамбург, 2007-2017 годы)

Группа Херцог и де Мёрон должна была закончить здание в 2010 году, но строительство растянулось до 2017 года. Архитекторы потрясающе решили реновацию старого склада колониальных товаров. Сам склад они превратили в паркинг и обслуживающие помещения, а в надстройке, похожей на кристалл, расположили концертные залы и другие помещения с общественными функциями. Здание разыгрывает идею небоскрёба, особенное интересна верхушка в форме полукругов, которые будто «объедены», скрыты за облаками.

Филармония грандиозна по масштабу и по образной составляющей — строение напоминает корабль, который движется. Кроме того, архитекторы взяли за основу силуэт кровли Берлинской филармонии (в традиции немецкого брутализма 1960-х годов), таким образом создав традицию.

Чудо №4: Парк Ла-Виллет (Париж, 1983–1998 годы)

Парк Ла-Виллет посвящен зрелищным искусствам. В какой-то момент он был самым ярким образцом современного подхода к ландшафтному дизайну. Парк постмодернистский, постструктуралистский, такой себе Диснейленд современной архитектуры. Здесь впервые переломлена традиция создания обычных парков — сделан акцент на человеческий масштаб, а не на холодное бессмысленное пространство, как часто было до того.

В парке Ла-Виллет реализован тот самый принцип палимпсеста, которым так славится постмодерн: то, что приносят современники, проникает сквозь традиции и контекст того, что было ранее на этом месте. Палимпсест — метафора, которую постмодернисты переняли у переписчиков книг-инкунабул.

Внизу парка — достаточно хаотичное озеленение, которое вторым слоем пронизывают красные павильоны. Третьим слоем в виде авангардной супрематистской композиции накладывается сеть общественных переходов и прочих сооружений. Красные павильоны служат двум целям: напоминают о том, что на их месте прежде были скотобойни, и о том, что у этой земли есть какая-то память. Также сеть этих объектов помогает не заблудиться в парке.

Чудо №5: Пирамиды Лувра (Париж, 1985–1989 годы)

Луврские пирамиды были построены Бэй Юймином, и сразу стали скандальными и знаменитыми, как и Эйфелева башня. После того, как президент Франции предложил проект Большого Лувра, выставочная площадь комплекса была увеличена во много раз за счёт использования подземных пространств. Пирамиды стали новым центром притяжения и главным входом в музей.

Этот объект продолжает историческую ось Парижа, которая проходит по Елисейским полям и конкурирует с Эйфелевой башней. Очень красиво, когда в такую необыкновенно культурно-концентрированную обстановку вплетаются такие современные объекты, отличающиеся от окружения и визуально, и пластически. Несмотря ни на что, с точки зрения современной архитектуры они выполнены безупречно. В какой-то момент администрация Лувра сделала инсталляцию, в которой художники «приземлили» пирамиду, и граффити-оптическую иллюзию на асфальте. Такой интерактив относительно примирил сторонников и противников обновления.

Чудо №6: Купол Рейхстага (Берлин, 1993–1999 годы)

Купол Рейхстага — проект английского архитектора Нормана Фостера. Как известно, ещё до Второй мировой войны в здании был пожар, и оно не функционировало полностью. После воссоединения Германии было принято решение, что именно там должен заседать Бундестаг, так что был объявлен конкурс на новый проект. Немцы попытались одновременно сохранить исторический вид Рейхстага и создать новую рабочую среду для правительства единой страны.

Перед началом реконструкции художник Кристо, завернул здание в серебристую ткань, превратив его в футуристическую инсталляцию. Этот приём помог людям слегка отрезвиться и немного забыть об исторических перипетиях, создав впечатление только что открытого подарка. К тому же, инсталляция привлекла множество туристов.

В объекте, венчающем здание, использовано множество различных инноваций — от тонкого лентообразного пандуса до уходящего вниз, в зал заседания Бундестага, конуса из более 400 зеркал, которые рассеивают свет. Этот конус переходит в открытый купол Рейхстага и висит иглой над зданием заседаний, подчёркивая желание немецкого правительства быть открытыми и избежать повторения ужасных ошибок предшественников.

Чудо №7: Музей Гуггенхайма (Бильбао, 1993-1997 годы)

Здание, построенное американским архитектором Фрэнком Гери, является ярким образцом так называемого «архитектурного цирка». Это значит, что объект сам по себе призван служить экспонатом музея современного искусства. К движению подключилась Заха Хадид, даже Норман Фостер стал строить более выразительные здания, чем до того. Но именно Гери стал известен своей удивительной макетной пластикой. Все его здания сделаны якобы из помятой фольги, отделаны металлическими плитками, напоминающими мерцание воды и рыбью чешую — главные символы архитектора.

Здание Музея Гуггенхайма в Бильбао развязало руки многим архитекторам-формалистам, потому что после его появления стало понятно, что построить можно практически всё. Именно благодаря ему появились компьютерные расчеты конструкции подобного рода. Минусом внутренней части музея можно назвать то, что насыщенность пространства отвлекает от того, что внутри. А это не совсем правильно даже для институции современного искусства.

После кризиса 2008 года такой пластический и текучий деконструктивизм, который был описан, уже утратил свою актуальность. Из современных тенденций сейчас у нас популярен аккуратный неомодернизм. Его метафорически можно назвать «переходом от блокбастера к камерным французским фильмам». Даже Притцкеровскую премию получают скорее более камерные, нетрадиционные, интимные объекты.

Записала Варвара Лозко