Кто из нас в детстве не мечтал стать космонавтом? А чуть позже — посетить Международную космическую станцию (МКС) в качестве туриста? Несмотря на то, что условия существования вне Земли вряд ли можно назвать комфортными, а стоимость самых бюджетных космических туров достигает $200 000, государства и частные компании инвестируют все больше средств и усилий в развитие космической отрасли. Соответственно, активно развивается и международное космическое право, призванное регулировать отношения государств и частных «игроков» в связи с исследованиями и освоением космоса. Сегодня мы поговорим об истории развития «космических» и «межгалактических» законов, их основных положениях и деятельности частных компаний в космосе.

Как возникло и развивалось международное космическое право?

Общепризнано, что история международного космического права берет свое начало с 1919 года, когда в международном праве был впервые закреплен принцип суверенитета каждого государства над воздушным пространством над своей территорией. Однако, первый международный Договор по космосу 1966 г. (Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела) четко разделил так называемое «внутрипространственное право, признающее суверенитет государств, и право «внешнепространственное» (outer space law) или же космическое право. Согласно Договору 1966 г., все государства имеют право на исследования и использование космоса, однако ни космос, в целом, ни отдельные планеты или звезды не могут принадлежать конкретным государствам. Космические корабли и другие объекты, запущенные в космос, тем не менее, остаются под юрисдикцией соответствующего государства и являются его территорией. Кроме того, Договор, участие в котором, на сегодняшний день принимают 110 государств, запрещает «выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения». Договор не запрещает военно-космические операции, однако устанавливает для государств обязанность использовать Луну и другие небесные тела исключительно в мирных целях.

В период с 1968 по 1979 г. на международном уровне были приняты еще четыре соглашения, являющиеся базовыми для отношений между государствами в космической сфере:

  • Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1967 г.) регламентирует действия Договаривающихся Сторон в случае обнаружения экипажа космического корабля, потерпевшего аварию, находящегося в состоянии бедствия либо совершившего вынужденную посадку.
  •  Согласно Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г., государства, осуществляющие запуск космических объектов (спутников, космических кораблей), несут «абсолютную ответственность» за ущерб, причиненный их космическими объектами на поверхности Земли либо воздушным судам в полете. В космосе запускающие государства несут ответственность, только если ущерб был причинен по вине государства либо же лиц, за которые оно отвечает. В случае совместного запуска объекта, государства несут солидарную ответственность. Претензии о компенсации за ущерб предъявляются по дипломатическим каналам, либо же через генерального секретаря ООН. В случае, если государствам не удается разрешить спор с помощью дипломатических методов, Конвенция предусматривает решение спора с помощью арбитража.
  • Правила регистрации комических объектов запускающими государствами устанавливаются Конвенцией о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство 1974 г.
  • Наконец, Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах детализирует и расширяет положения Договора по космосу 1966 г. В соответствии с Соглашением, «исследование и использование Луны является достоянием всего человечества и осуществляется на благо и в интересах всех стран». Поэтому, Стороны обязуются принимать меры для «предотвращения нарушения сформировавшегося равновесия ее среды» (например, в случае загрязнения), а также информировать о своих исследованиях Луны Генерального Секретаря ООН, общественность и международное научное сообщество.

Помимо данного комплекса соглашений, важной вехой в истории международного космического права стало утверждение Программы Международной космической станции (МКС, International Space Station programme). Программа являет собой сложный комплекс политических и финансовых договоренностей, а также правовых норм, связывающих Европейское космическое агентство, НАСА, Роскосмос, а также космические агентства Японии и США. Договоренности достигнуты по таким вопросам, как организация экспедиций на МКС, операции флота МКС, функционирование и взаимодействие центров управления полетами от канадского Квебека до г. Королева Московской области, а также организация космического туризма.

Несложно заметить, что вышеуказанные конвенции и соглашения принимались в то время, когда государства были единственными субъектами космической деятельности. А в наше время Илон Маск что ни день, то испытывает прототипы кораблей для полетов на Марс. Какими же нормами регламентируется деятельность частных компаний в космосе?

Как возможна деятельность частных компаний в космосе?

Ответ прост и сложен одновременно. Прост ответ потому, что деятельность компаний в космической сфере (как и в любой другой сфере) регулируется национальным правом. Именно право Англии, Канады, Японии, Украины (да-да, Вы не ослышались, с февраля 2020 г. в Украине был снят запрет на осуществление космической деятельности частными компаниями) устанавливает нормы в сферах лицензирования космической деятельности, страхования такой деятельности и космических кораблей, имущественных прав и прав интеллектуальной собственности в космическом праве, а также ответственности юридических лиц за ущерб, нанесенный в космосе друг другу, государствам и физическим лицам.

Сложность, однако, состоит в том, что космическая деятельность часто осуществляется сложными консорциумами, которые включают не только компании из разных государств, но и компании, и государства одновременно. В подобных случаях на помощь приходит международное космическое частное право — развивающаяся отрасль права, которая регулирует выбор национального права в разных случаях, связанных с космической деятельностью. Для этого используются так называемые «коллизионные привязки», например, к праву государства на производство космических объектов. Также компании и государства, реализующие космическую программу, могут установить применимое право в многостороннем договоре.

Какие перспективы открывает проект «Артемида»?

Важным шагом к модернизации существующего регулирования космических исследований и освоению космоса, включая деятельность частных субъектов, обещает стать международный проект «Артемида». Проект, утвержденный в октябре 2020, объединяет США, Канаду, Великобританию, Австралию, Люксембург, Японию, Италию и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Основная декларируемая цель Программы — возвращение людей на Луну, а также создание фундамента для освоения Марса.

В отличие от рассмотренных нами конвенций и соглашений под эгидой ООН, проект «Артемида» основан на так называемом «мягком праве», т.е. представляет собой скорее ряд политических деклараций, чем правовых норм. Тем не менее, «Артемида» подтверждает приверженность стран-подписантов ключевым положениям Договора о космосе, в частности принципам мирного освоения космоса и свободы космических исследований. Важная новелла «Артемиды» — утверждение и детализация понятия «гражданской космической деятельности», участие в которой могут принимать как государства, так и частные субъекты. Кроме того, «Артемида» предусматривает ограничение на раскрытие научных данных частным субъектам, нормы о космическом наследии (места и доказательства деятельности человека в космосе) и борьбе с загрязнением космоса и небесных тел.

Помимо политических и правовых преобразований, государства-участники «Артемиды» уже сделали ряд важных шагов к осуществлению главной цели программы. Так, в октябре 2019 г. НАСА были представлены первые прототипы лунных скафандров для предстоящей лунной миссии Artemis. Также планируется создание так называемых лунных роверов — самоходных аппаратов для поиска льда на Луне и проводятся испытания космических кораблей. Первый полет в рамках программы (Artemis 1) без экипажа запланирован на ноябрь 2021 г. Artemis 2 –первый полет с экипажем из четырех астронавтов — будет осуществлен в 2022 либо 2023 г.

Несмотря на то, что к «Артемиде» пока присоединилось небольшое количество государств, этот проект обещает миру много нового, как в плане исследований Луны и, потенциально, Марса, так и развития космического права.

Автор: Марина Рабинович