Современный человек в условиях информационной перегрузки сталкивается с огромным количеством манипуляций. Такое простое понятие, как информационная гигиена, увы, знакомо не всем. Горячие новости, сенсации, мнение экспертов в Фейсбуке по самым важным вопросам погружают в состояние подавленности и паники. При этом существуют две равнозначные крайности: когда информации не хватает и когда её количество критически высоко.

Манипуляции в условиях информационного избытка: no more words

Слишком. Мало. Информации

Недостаток информации о тех или иных событиях, часто жизненно важных, приводит к полному искажению получаемых данных. Информационный голод равносилен голоду кислородному, и никакой внятной картины окружающего мира, кроме как у сильных мира сего, не имеется, а они уже распоряжаются ей исходя из собственной выгоды.

Вполне естественно, что такой информационный голод, вызванный тотальным утаиванием разного рода новостей и происшествий, приводит в итоге к негативным последствиям не только для отдельных людей, но и для государства в целом. Кислородный голод превращается в удушье. Вспомнить хотя бы взрыв на Чернобыльской АЭС – один из наиболее чудовищных примеров, как власть сознательно не говорила правду о случившемся, в то время как за рубежом били в набат все СМИ без исключения.

Заговор тишины во избежание паники, во имя некоего эфемерного ощущения благополучия, является, пожалуй, самой худшей из возможных манипуляций общественным сознанием. Молчание, конечно, золото, но не в случаях, когда тщательно созданный фасад подернут паутиной трещин.

Слишком. Много. Информации

Другая крайность – переизбыток информации, характерный для нашего времени. Соцсети, блоги, телеканалы, стриминговые сервисы, газеты, журналы и т.д. – буквально отовсюду на современного человека льется неотфильтрованный поток информации, часто не имеющей никаких подтверждений. В конце концов, нынешняя эпоха постправды все стерпит, обнуляя журналистику как таковую.

Некогда уволенные из своих изданий за написание откровенно фейковых публикаций Джек Келли (USA Today) и Стивен Гласс (The New Republic) сейчас чувствовали бы себя более чем комфортно. В условиях тотальной засоренности информационного пространства манипулировать общественным мнением оказывается проще простого, даже придумывать что-то из ряда вон уже не является такой уж необходимостью. И прежде чем последует опровержение, большинство поверит. Чем чудовищнее или, наоборот, абсурднее ложь, тем больше будет тех, кто примет ее за чистую монету, безо всяких примесей сомнения или логического осмысления.

Любые манипуляции, существующие в информационном поле, аппелируют в первую очередь к эмоциям: вызвать жалость, ужас, злость, всё одновременно и выключить при этом любой критический взгляд. На самых ярких видах манипуляций хочется остановиться подробнее.

Покупаем лидеров мнений

До сих пор верить в объективность лидеров мнений крайне наивно. Совершенно неважно, к какой сфере таковой относится – бизнес, политика, искусство или общественная деятельность. Исключительно личную позицию они по умолчанию уже не транслируют. Блоги политических экспертов разной степени профессионализма давно превратились в площадки обслуживания интересов идейно близких им политиков.  

Лидеры мнений в других сферах могут демонстрировать большую гибкость, конъюнктурно подстраиваясь под меняющийся ландшафт, ведь любой лидер мнений – это еще и создатель бренда самого себя. И вовремя приобретенная им индульгенция и лояльность гарантируют дальнейшее комфортное существование этого бренда.

Создаем образ врага

На самом деле совершенно неважно, кто будет выступать в роли врага – представители ЛГБТ, современного искусства или конкретных политических сил: важен лишь сам этот образ, который должен внушить неприязнь, страх и ненависть. Политическая турбулентность позволяет с легкостью манипулировать образами врагов, порой доводя до абсурда градус ненависти ко всем, кто не вписывается в общую благостную картину текущей реальности. Бесспорно, этот вид информационной манипуляции типичен для государств развивающихся или фактически неспособных уйти от авторитарной системы управления.

К этому же типу информационной манипуляции относится и эксплуатация шока, когда определенную целевую аудиторию за счет подчеркнуто шокирующей информации вводят в состояние ужаса, превращающегося через некоторое время в побуждение к радикальным действиям. Из самых очевидных исторических примеров — юдофобия в нацистской Германии, превращение всей еврейской нации в «воплощенное мировое зло».

Фреймим

Не так уж трудно белое превратить в черное, не допуская даже возможности существования полутонов. Гипотетически представляем митинг в защиту прав животных: лозунги правильные, а активистский состав этого митинга имеет абсолютно чистую репутацию. Фрейминг в своем наиболее типичном виде является манипуляцией, построенной на перекручивании фактов на 180°, искажении идей митингующих вплоть до тотального их высмеивания (и обесценивания, само собой), личностных придирках. Даже у человека с самой блестящей репутацией есть свои крохотные скелеты в шкафу, и фрейминг подразумевает под собой подчас безобразный переход на личности.

Манипуляции в условиях информационного избытка: no more words

В итоге благодаря этому виду информационной манипуляции легко обнулить попытки достучаться до властей с какой-либо чрезвычайно актуальной, но невыгодной для решения проблемой. В этом же виде манипуляции легко проявляют себя разнообразные логические диверсии, основная цель которых — уничтожение противоборствующей стороны за счет искажения ее образа в СМИ. Защитники животных, к примеру, выставляются дикими сектантами, угрожающими традиционалистским паттернам.

Ложное общественное мнение

Все сталкивались с разного рода социологическими опросами, касающимися острых тем или предваряющих собой заметные политические события. Проверить достоверность таких опросов не всегда хватает свободного времени, тогда как манипуляция социологическими данными и выборкой некоего условного большинства является повсеместной практикой. Человек подсознательно идет за толпой, которая одобрила то или иное решение или проявила большую симпатию к кандидату из целого списка. Ложное общественное мнение ломает объективное восприятие реальности, снижая градус доверия впоследствии к социологическим исследованиям вообще.

Обесценивание негативной информации

Обратный приём от фрейминга, следующий принципу превращение любых негативных действий во что-то крайне будничное, не выбивающееся из привычной картины мира. Пример: на центральной площади нападению со стороны радикальных сил подвергаются представители ЛГБТ. Безмолвие правоохранительных органов тут же подпитывается лояльными радикалам СМИ, которые еще сильнее обесценивают в глазах большинства это нападение. Ничего страшного не случилось, просто разборки на бытовой почве. Таким образом, для общества формируется стандартная картина случившегося, ведь на самом деле ничего особенного будто не произошло.

К аналогичному типу информационной манипуляции относится, в том числе, контраст. Этот тип пропагандистского паттерна сперва создает образ врага, дабы на его фоне выделить того или иного политика, активиста, журналиста. Лишь он один надежда и опора, тогда как все его противники представляют огромную опасность для государства или отдельных персон. Принцип контраста довольно примитивен и апеллирует к полному незнанию аудиторией окружающей обстановки.

Как избежать влияния информационных манипуляций: 

  1. Избегайте одностороннего мнения. Если информационный ресурс придерживается лишь какой-то одной точки зрения, он не может быть объективным источником;
  2. Анализируйте и систематизируйте информацию вокруг вас. Чем более яркий и вызывающий заголовок, тем вероятнее, что за ним скрывается фальшивая информация. Анализ же не дает расслабиться критическому мышлению;
  3. Давайте себе периоды полного отдыха от информационных штурмов. Проще всего избежать влияния информационных манипуляций, на время полностью отключаясь от новостной ленты. Временная информационная диета хотя бы пару раз в месяц позволит более аккуратно в дальнейшем формировать свое новостное поле.

Текст: Артур Сумароков