Что такое медленное чтение, почему оно появилось и почему им так увлечены современные хипстеры — разобраться в этом, а заодно узнать основные приемы этого метода помогает Анна Золотнюк.

Что это такое

«В конце концов, что есть чтение, если не порок, такой же как пьянство, сластолюбие и любой иной способ потакания своим слабостям? Мы читаем, чтобы пощекотать и позабавить свой ум, а пуще всего — чтобы избежать необходимости думать», — говорит персонаж «Желтого Крома» Олдоса Хаксли. Но с ним можно — и нужно — поспорить, ведь чтение бывает разное. Есть чтение для галочки, как в школе с последующим аутодафе вопросов типа «Что хотел сказать автор», есть чтение для информации, а есть и медленное чтение.

Кстати, хоть оно и вполне комфортно вписывается в идею медленных практик, некоторые исследователи (например, Дэвид Микикс в книге «Медленное чтение») предполагают, что медленное чтение древней концептов медленной жизни или медленного питания, хотя, возможно, мы цепляемся к словам. Но именно цепляние к словам, а если точнее, всматривание в них — основа медленного чтения. К слову, по-английски этот прием называется close reading (внимательное чтение) или deep reading (углубленное чтение). А в том, что практика это вовсе не новая, можно убедится, вспомнив древнейшую традицию близкого чтения и разбора на детали религиозных текстов.

Почему

Одной из предпосылок внимания к медленному чтению и массовое его распространение (в академических кругах это давняя практика) стало стремительное увеличение информации, с которой ежедневно сталкивается человек. Исследователей, конечно, заинтересовало то, насколько такие изменения повлияли на наши когнитивные возможности. Некоторые полагают, что навыки восприятия информации утрачиваются, другие склонны считать, что за быстроту понимания расплачиваемся глубиной восприятия. Так, в книге «Пустышка. Что интернет делает с нашими мозгами» Николас Карр утверждает, что онлайн-гиперактивные навыки наносят ущерб ментальным возможностям — а именно пониманию и восприятию больших массивов информации. Автор говорит, что ментально мы находимся в постоянном движении, а замедлить его может чтение. В книге «Медленное чтение» Джон Мьедема вторит: «Мы не можем ускоряться до бесконечно. В какой-то точке нам нужно будет замедлиться, чтобы разобраться со всей информацией. Медленное чтение воплощает баланс».

Справедливости ради нужно сказать, что опасение по поводу того, что быстрый темп жизни опасен для чтения как такового абсолютно не новы. Джон Мьедема упоминает, что в начале прошлого века звучало мнение, что чтение отвлекает от работы и примерно тогда же, заметив, что жизнь ускоряется, писатели предлагали замедлятся в чтении. Говоря о конфликте «чтение — современная жизнь», исследователь останавливается на том, что цифровые технологии превыше всего ставят эффективность, и в определенном понимании чтение конфликтует с ней. Ведь для чтения нужно время, а кроме того, оно уносит от настоящего момента, обращается к внутренним чувствам, которые не всегда вмещаются в рамки рутины. «Чтение заставляет думать. Чтение и замедление идет рука об руку. И это всегда объект критики для тех, кто хотел бы, что бы мы были более продуктивными». А останавливаясь на собственно медленном чтении, говорит, что это единственный способ глубокого понимания книги.

Для чего

Существует два подхода к тому, что является заданием медленного чтения — согласно одному, оно запускает креативность читателя, согласно другому — помогает понять и раскрыть авторский замысел.

Владимир Набоков в «Лекциях о зарубежной литературе» говорит о том, что хорошее чтение — это перечитывание. «Литературу, настоящую литературу, не стоит глотать залпом, как снадобье, полезное для сердца или ума, этого “желудка” души. Литературу надо принимать мелкими дозами, раздробив, раскрошив, размолов, — тогда вы почувствуете ее сладостное благоухание в глубине ладоней».

В статье «Чему вас может научить “Преступление и наказание”» Дэвид Микикс вспоминает психологические исследования, которые доказывают: чтение художественной литературы развивает эмпатию, позволяя почувствовать себя в другой шкуре (не только витязем). И это — отмечает он — особенно ценно, когда мы читаем о том опыте, который коренным образом отличается от нашего. Именно медленное чтение, которое предполагает глубокое внимание к деталям, предполагает то, что мы станем ближе к авторскому замыслу, что, собственно говоря, и запустить механизмы, тренирующее нашу эмпатию — поверхностное чтение для галочки в знание сюжета и композиции здесь не помогут. Сравнивая фильмы и книги, Дэвид Микикс говорит, что именно медленное чтение погружает нас в художественный мир, ближе знакомя с персонажами, предоставляет более точный портрет. Дело еще и в том, что, читая текст, особенно длинный, мы буквально физически более близки к персонажам, ведь чтение требует большего времени, чем просмотр фильма или сериала. Эта длительная связь порождает более глубокое сопереживание и, можно скаламбурить, сожительство.

Продолжая рассуждать, исследователь говорит о том, что в интернете, как правило, нас ждет подтверждение наших мыслей, а если сталкиваемся с тем, что им противоречит, с легкостью переходим на другую страницу. С книгой все иначе, ведь она сталкивает нас с иным, не позволяя переключиться. Интересен и другой формальный момент — книга подчиняет своей логике, мы становимся зависимыми от автора и это тренирует нас как внимательных слушателей и сопереживателей.

Практика

Дабы не утомлять гайдами, выделим основные моменты. Главное — читать небольшими дозами — параграф, абзац, законченная мысль… Необходима фокусировка исключительно на тексте, что означает никаких телефонов, музыки и прочего. Вдумчивое чтение и перечитывание, чтение с карандашом, выписывание с последующим анализом всего непонятного или не вполне понятного. Вот, например, более подробная инструкция.

Что касается обработки информации, то здесь не обойтись без наблюдения, то есть выделения смыслов, особенностей, закономерностей. Следующий шаг — интерпретация этих особенностей. И это та стадия, где вместо потребления смыслов, нужно производить новые. Кроме того, нужно учитывать то, что собранная информация может и должна нуждаться в дополнении — это же касается и наших рассуждений. Найдите ключевые места. Для изменения масштаба поможет школьная практика расчленения текста на части — завязка, кульминация, развязка, а еще выделение композиции и сюжета. Не лишним будет также разобраться в том, какие бывают нарраторы.

Много советов можно найти у Владимира Набокова, в частности в лекциях об иностранной литературе — замечательные, местами полные снобизма тексты. В топе антиподходов — относиться к книжным героям, как к людям, то есть сопереживать, экстраполировать на них свои переживания. «Читатель должен замечать подробности и любоваться ими», «Нужно всегда помнить, что во всяком произведении искусства воссоздан новый мир, и наша главная задача — как можно подробнее узнать этот мир, впервые открывающийся нам и никак впрямую не связанный с теми мирами, что мы знали прежде. Этот мир нужно подробно изучить — тогда и только тогда начинайте думать о его связях с другими мирами, другими областями знания», «Любая книга — будь то художественное произведение или научный труд (граница между ними не столь четкая, как принято думать) — обращена прежде всего к уму».

В книге «Медленное чтение» Джон Мьедема пишет, что такое чтение должно быть персонализированным, то есть читателю рекомендуется адаптировать метод к своему индивидуальному стилю, потребностям и обстоятельствам, что подразумевает, в частности, замедление только в определенных местах текста, субвокализацию, спор с текстом.

Почему сегодня

Это практика, для занятия которой нужно не так уж много: книга и время, хотя как раз его чаще всего и не хватает. Но благодаря медленному прочтению книга погружается в себя так же, как погружается в себя и читатель, — до бесконечности.

Кроме того, с практической стороны, медленное чтение активно практикуют для изучения, например, прикладной информации или новых языков. Поэтому в списках мероприятий по медленному чтению, вы наверняка найдете множество посвященных прочитаю произведений на языке оригинала.

Медленное чтение органично вписывается в современную этику экономии потребления, фокусировки на деталях и проработке собственных потребностей.

Автор: Анна Золотнюк 

Иллюстрации: Катя Березовская