Киевская власть рапортует, что с центральных улиц наконец-то исчезла лишняя реклама и яркие вывески. Но стоит задуматься: а что же было не так и почему после подобных чисток становится легче? Попытаемся разобраться, как мы видим и фиксируем предметы, что такое окулография (eye tracking) и визуальное загрязнение (visual pollution).

В широком понимании визуальное загрязнение — это переизбыток элементов в пространстве, который мешает уловить целостную картину. Сюда входит засилье рекламы и непродуманный дизайн, самострой, мусор, хаотичные узлы проводов и коммуникаций, пробки — все, что “рябит”. Человек бессознательно воспринимает все стимулы, которые считывает его взгляд, хотя может реагировать только на избранные. Поэтому «визуальный хлам» рынка или облепленного рекламой перекрёстка вызывает стресс и физический дискомфорт (например, головную боль или напряжённость глаз).

Существует и понятие визуального мусора, применимое к артефактам визуальной культуры. Это афиши прошедших мероприятий, устаревшие вывески и объявления; слои краски или элементы декора, утратившие целостность и гармоничность. Это превращает город в огромную комнату, в которой трудно перемещаться, невозможно что-то найти или пристроить новое. Аналогия микропространства комнаты и макромира города не случайна — терминами «визуальный мусор» и «визуальный шум» пользуются как дизайнеры интерьера, так и урбанисты.

Всё ещё сложно вывести оптимальные параметры внешнего вида города, отталкиваясь от определённых эстетических, социальных и утилитарных аспектов, в которых велика доля субъективного. Каким же образом объективно оценить видение людей и вид города?

Окулография (eye tracking) как часть когнитивистики пытается объяснить, как мы в целом воспринимаем окружающий мир, архитектуру и рекламу в частности. Попросту говоря, это эксперименты по отслеживанию специальными машинами глазных яблок относительно некоторой системы координат. Датчики движения отмечают задержки внимания: место/длительность и саккады (скачкообразные движения глаз), их количество/амплитуду.

Из этих, на первый взгляд, хаотичных данных можно понять, что сразу бросается в глаза и/или удерживает внимание дольше. Дополнительно используется энцефалограмма и фиксация выражения лиц испытуемых, чтоб понять, каков эмоциональный отклик на увиденное. Архитекторам и урбанистам такая методика позволит понять, как люди «считывают» здания, оценивают их функциональность и эстетичность различных элементов (фасадов, витрин и т.д.).

Согласно результатам исследования, опубликованным в архитектурном журнале Common Edge, существует несколько законов восприятия, открытых с помощью окулографии.

Во-первых, мы игнорируем «глухие» и пустые фасады, отчасти потому что наш мозг настроен на считывание форм и «узнавание» предметов. И наоборот, мы первым делом обращаем внимание на массивные части зданий и яркие акценты.

Во-вторых, фиксация взгляда на элементах бессознательна, но в то же время побуждает акт сознательного «внимания». Человек не контролирует свой взгляд, но его самого можно контролировать. Правильно подобранные сигналы безошибочно привлекут внимание, даже если после этого человек посчитает, что реклама ему не интересна.

В-третьих, опыт и знания всё-таки влияют на наше восприятие — движение взгляда дизайнеров и архитекторов немного отличается от людей других профессий.

В-четвёртых, в любом пейзаже, городском или природном, мы в первую очередь ищем себе подобных, потом животных, и только после обращаем внимание на предметы. Даже тень, напоминающая человеческую, прикуёт к себе внимание быстрее, чем другие предметы.

Последний аспект показывает, насколько для людей важна социальная составляющая. Стоит отметить, что люди с расстройствами аутистического спектра воспринимают мир и архитектуру иначе. Бессознательное внимание их взгляда работает с точностью до наоборот: человек игнорируется, как и центральные фигуры или яркие детали.

Другим интересным выводом окулографических исследований стало то, что организация пространства влияет на ощущение безопасности, комфорт и продуктивность. Например, наличие окон и их величина, количество дневного света и вид из них влияет на скорость и качество выполнения работы, на концентрацию и уровень общего напряжения человека в течение рабочего дня. Биолог Василий Филин на основании экспериментов окулографии создал «видеоэкологию» — учение об оптимальном визуальном наполнении городского ландшафта.

Очевидно, что визуально агрессивная калейдоскопическая среда современных больших городов — это этап экономического развития и капиталистического свободного рынка, где работает максима про рекламу как двигатель прогресса. Но в какой-то критический момент нагромождение форм, цветов, символов и посылов уничтожает первичную цель — быть замеченным. Вместо привлечения внимания это вызывает дискомфорт и раздражение.

Началом решения этой городской проблемы должны стать её фиксация и обсуждение. Следующий этап — выработка визуальных правил и дизайн-кода, контроль их соблюдения при строительстве и реконструкции зданий и общественных пространств, размещении рекламы в городе. Это легче делать, принимая во внимание результаты исследований и законы человеческого восприятия.

Автор: Анастасия Филенкова