Люди всегда ищут способ предсказать свое будущее, используя для этого самые разные техники и инструменты. Одним из наиболее популярных способов гадания многие века были и до сих пор остаются карты. О происхождении, многообразии и современных интерпретациях одной из их разновидностей — карт таро — рассказывает Анна Рубцова.

История о том, что таро как эзотерическое и тайное гадательное учение, передаваемое по секрету в цыганских родах, пришло к нам из Древнего Египта— всего лишь легенда, придуманная оккультными деятелями XIX века. Первым исследователем, выдвинувшим эту теорию, был Антуан Кур де Жебелен — ученый, а также астролог, оккультист и масон XVIII века. Тогда египтология была в зачаточном состоянии, однако позднее египтологи опровергли египетское герменевтическое происхождение таро. А утверждение о связи этих карт с цыганами — дело рук позднейших авторов, например, Папюса. Кочевые ромы Средневековья действительно занимались гаданием, но выбирали для этого обычные игральные карты, которые имели хождение в обиходе с XVI века. А до карт гадали на камешках и рассыпанных зернах, по пламени, по воску и по руке.

Гадание в Средневековой Европе не было преступлением, грехом считалось только верить гаданиям. Один из пунктов «Каролингского кодекса» XV века запрещает преследовать только за гадание, однако гадалку могли обвинить в проклятиях и другом колдовстве.

Еще одна правдивая сторона этой легенды — символика первых колод таро действительно содержала неоплатонические и герменевтические идеи, пришедшие из эллинистического мира, в том числе египетской Александрии, но опосредованно, через опыт ученых Возрождения.

Мифологемы Возрождения и венецианские колоды

Первое упоминание о гаданиях на таро относят к 1540 году, когда вышел один из самых ранних трактатов о гаданиях на игральных картах Марколино да Форли. Родина таро — Италия, там же создали одни из самых первых колод тарокки.

Самые ранние дошедшие до нас итальянские колоды — сувениры, имевшие хождение среди знати, реплики наборов Висконти-Сфорца и Мантеньи. Все наборы характеризуются золотым фоном для старших арканов.

И колода Монтеньи, состоящая из 5 мастей и 50 карт, и колода Висконти-Сфорца, в которой78 арканов, ставших классикой, и последующие создавались итальянскими художниками под влиянием ренессансных идей о герменевтике, каббале, неоплатонизме и геральдике. Карты полны средневеково-возрожденческого символизма, который подхватили художники последующих эпох. Так британский искусствовед, автор множества книг по оккультизму Фред Геттингс в своей работе «Символизм марсельского таро» подробно раскрывает алхимическую и астрологическую символику арканов. В эпоху Возрождения по этим картам гадали, учитывая эти отсылки. Как алхимики читали свои трактаты, зашифрованные в рисунках, так и гадатели использовали символику изображений для предсказания судеб, преимущественно известных людей, аристократов, ученых и культурных деятелей. Потому и трактование первоначальных колод таро предполагает базу знаний ученого и мистика эпохи Возрождения.

Итальянская классика и современные авторские колоды

С XV века в обиходе было итальянское таро, которое Папюс называл Марсельским, предположительно созданное Марсилио Фиччино, гуманистом, священником, астрологом и мистиком, и ряд других колод на его основе.

Пик увлечения им пришелся на XIX век, когда вместе с научными достижениями Нового времени развилось мощное эзотерическое течение. Вслед за Жебеленом, популяризатор таро и автор книги о нем Жан Батист Альетт (также известный под именем Эттейлла), Элифас Леви и основатель герметического ордена «Золотой зари» Сэмюэль Мазерс — «отцы» французской и английской школы таро — подхватили идею его египетского происхождения. По их утверждению, это сохранившаяся книга культа Асар Хапи (Сераписа по-гречески), знание, доставшееся от самого бога Тота (он же Гермес Трисмегист), в двадцати двух табличках с комментариями и пояснениями. Египтологи же ничего подобного не нашли, но современным эзотерикам это не мешает продолжать работать с «цыганским» таро Папюса или «таро Тота» от Алистера Кроули.

Из работ Леви и Мозерса выросли современные школы таро: Папюса, Кроули и Уэйта. В конце XX века были попытки возродить марсельскую школу: антропософ Владимир Томберг, предлагавший медитировать на арканы, и современный фотограф и искусствовед Фред Геттингс, интересовавшийся исходными тарокки в основном с точки зрения истории искусства, люди совершенно разных взглядов, с одинаковой увлеченностью популяризировали это учение.

За каждой школой и за каждым эзотериком стоял свой художник.

За каждой школой и за каждым эзотериком стоял свой художник: так, автором «цыганского таро» Папюса на самом деле был Освальд Вирт. Как и Папюс, он был каббалистом и розенкрейцером. А самая знаменитая современная колода таро — колода Артура Уэйта (участника ордена «Золотой зари»), называется «таро Райдера-Уэйта», но Уэйт стал идейным вдохновителем этого произведения, а Райдер — это издатель. Художницей же была Памела Колман-Смит, дизайнер-оформитель и авангардистка, познакомившаяся с Уэйтом в «Золотой заре». Ее работа имела оглушительный успех и породила лавину подражателей. У этой иллюстраторской работы печальная судьба. Художнице заплатили ничтожно мало, измучили правками и в итоге даже не упомянули в аннотации к изданию. По воспоминаниям самой Памелы, колода стала роковой: венцом и закатом ее карьеры.

На основе работ этих школ таро эзотерического направления современные художники продолжают выпускать свои интерпретации. Пример Колман-Смит сподвигнул многих искать вдохновение в древней системе символики. Но современные авторские колоды, несмотря на соблюденное количество карт, чаще называют оракулами поскольку отступления от канона настолько велики, что изображения теряют символический смысл, превращаясь в другой вид гадательных карт: ассоциативные метафорические.

Если бы розенкрейцеры строили города: утопия Иоганна Валентина Андреэ

Парейдолия и психологическое объяснение эффективности таро

Как работает гадание на картах? Таро — это практика манипуляции символическими образами, которая дает доступ к подсознательному. В школе Кроули полагается стелить зеленое сукно для расслабления глаз и впадать в отрешенное медитативное состояние; в школе Папюса — персонализировать деку как Изиду Всезнающую; в школе Уэйта — использовать астрологические параллели; в школе Томберга — медитировать на карты.

Таро — это ключ к подсознанию с помощью образов

В любом случае таро — это ключ к подсознанию с помощью образов. Сегодня техники, схожие с гадательными, используют в психоанализе и психотерапии разных направлений. Механизм распознавания образов, используемый человеческой психикой для выживания (реагирования на опасность за доли секунды) называется парейдолией. Благодаря ему мы видим воздушные замки в проплывающих облаках. Именно на этом механизме, на способности мозга вычленять знакомые детали из абстрактных образов и достраивать их до конкретных, строится психотерапевтическая работа с метафорическими картами.

Как работают метафорические ассоциативные карты? Они представляют собой наборы из разного количества карточек. Набор «Мифы», например, состоит из 55, набор «Экко» — из 99, классический набор «Он» — это два комплекта по 88 карточек, часть из которых содержит названия жизненных ситуаций, а другая — изображения этих ситуаций. Реципиент, описывая карту, раскрывает суть своей проблемы, проецируя ее на увиденное и описывая изображение в своей интерпретации.

Оракулы — колоды, подобные картам таро, применяющиеся также для гадания, но по механизму более схожие с игрушкой «шар судьбы» — шуточным способом предсказывать будущее. Они предлагают четкие ответы «да» или «нет», у них понятные изображения и разное количество карт в колодах — в этом их основные отличия от таро. Оракулы создаются для того, чтобы поддержать морально, и работают скорее, как «счастливые» китайские печенья с предсказаниями, чем как серьезная система для медитаций и познания себя.

«Диксит» и другие настольные игры, развивающие воображение, совсем не похожи на старшие арканы времен Возрождения, и гораздо более понятны нашим современникам. Принцип их работы такой же, как и у метафорических карт. В набор кроме карт-ассоциаций входит поле и фишки. Задача игры — придумывать метафоры к загаданной карте, но так, чтоб запутать остальных игроков. Эта веселая игра на воображение для детей — дальний родственник «загадочного и трагично-мистического» таро.

Как мы видим, в каждом веке исторически-культурная ситуация диктовала свое восприятие и практическое использование таро. Для современного человека это скорее психотерапевтический инструмент, чем древняя непознанная сила.

Автор: Анна Рубцова

История нью-эйдж: как развивалась и угасала вера в Энергию