Настоящий розенкрейцер (член средневекового тайного теологического общества — Ред.) никогда не скажет, что он — розенкрейцер. Но, с учетом этого правила, лучшая конспирация для розенкрейцера — сказать, что он — розенкрейцер. Впрочем, ожидая от вас знания этого приема, розенкрейцер захочет сказать, что он — не розенкрейцер. Иоганн Валентин Андреэ последовательно прошел вторую и третью стадии, а вот был ли он на первой — увидим из его произведения «Христианополис».

Розенкрейцер Шредингера

Андреэ — потрясающая личность. С одной стороны, его роман «Химическая свадьба Христиана Розенкрейца в 1459 году» (1616) многие считают «вершиной розенкрейцерского движения» (Френсис Йетс), «книгой, сыгравшей решающую роль в изменении мировоззрения всей Европы» (Шаэн Еремян). На его гербе, как и у Мартина Лютера, доминирует мотив розы и креста. С другой стороны, в своей автобиографии он называет розенкрейцерское движение вымышленным, а увлечение последним определяет как шутку.
Даже если Андреэ не был автором анонимных розенкрейцерских манифестов, с ними его многое объединяет. Например, лютеранское вероисповедание — манифесты пронизаны антикатолическим пафосом, оставаясь при этом принципиально христианскими. Главным персонажем самого известного текста Андреэ выступает Христиан Розенкрейц (к слову, в самих манифестах розенкрейцеров его имя скрывается за инициалами C.R.). Лютеранское вероисповедание и явная приверженность розенкрейцерских манифестов к просветительству, науке находит свое отображение в еще одном произведении Андреэ — «Христианополис: описание христианской республики» (1619).
В нем изложены идеи прогресса и обновления научного знания, рассматривается идеальное общественное устройство. Городом управляют три министра — священник, судья и ученый, каждый из которых отвечает за определенную сферу и в то же время консультирует остальных. «Христианополис», как и другие тексты Андреэ, серьезно повлиял на интеллектуальные круги своего времени.
Вероятно, именно этот текст подтолкнул сэра Френсиса Бэкона на написание «Новой Атлантиды». Собственно, как и текст Бэкона, значительно большая по объему книга Андреэ принадлежит к распространенному в начале XVII века жанру утопий. Это описание города и общества, которые должны были бы построить розенкрейцеры, если бы они в самом деле получили власть.

Где расположен Христианополис?

Утопический город отличается от города из площадей и кровель тем, что не находит для себя места в повседневной географической реальности. То есть речь идет не о плане развития, к примеру, Женевы (хотя некоторые сравнивают организацию жизни в Христианополисе с Женевой времен Кальвина). В посвящении Иоганну Арндту в издании 1619 года Андреэ сравнивает город с Иерусалимом, но имеет в виду небесный Иерусалим, а не географический.

Попасть в утопический город можно только в экстремальных условиях, во сне или фантазиях

Так же, как это свойственно для жанра в целом, попасть в утопический город можно только в экстремальных условиях, во сне или фантазиях. Именно на корабле «Фантазия» плывет через Эфиопское море (возможно, имеется в виду море невежества) лирический герой, когда внезапно попадает в шторм. Почти вся команда гибнет при столкновении со скалой, и герой сам чудом спасается на маленьком острове Кафар Салама (араб. «Мирное маленькое поселение»).
Остров имеет форму треугольника периметром около 30 миль. Каждый участок его территории используется под земледелие или другие хозяйственные потребности. Уцелевшего встречает представитель многочисленной береговой охраны и сопровождает в город — Христианополис.
Интересно, что автор даже указывает приблизительные координаты места — 10 градусов от Южного полюса, в Антарктической зоне, вероятно, в пределах незадолго до этого открытого пролива Дрейка. Существование в этих координатах острова с описанными условиями очень сомнительно, поэтому исследователи склоняются к мысли, что Андреэ специально указал эти координаты, чтобы показать, что Мирный остров не следует искать на обычной карте. Его утопичность — в экстремальности, ведь он существует лишь чудом в невозможных условиях.

В отличие от Новой Атлантиды, попасть на Мирный остров можно без соблюдения ритуальной чистоты.Вместо нее странник должен пройти тройное испытание моральности. Перемещение по городу при условии уважения к местным жителям и порядочного поведения совершенно свободное. Испытание не проходят и отправляются домой нищие, религиозные фанатики, самозванные розенкрейцеры и другие, кого в городе не терпят.

Вам будет интересно: Сакральна географія Нової Атлантиди

Городская планировка Христианополиса

План Христианополиса приведен в книге вместе с описанием главных строений. Город квадратный, обнесен стеной и рвом, через который к четырем воротам ведут четыре моста. Странник заходит с восточных ворот, повторяя вход в помещения Иерусалимского храма. Длина городских стен (700 футов каждая) также приближена к параметрам внешнего двора Храма Соломона (500 локтей). Правда, сама планировка города несколько отличается и от Храма, и от библейского Небесного Иерусалима. Как мы видим, размер Христианополиса небольшой, соответственно, его население составляет около 400 человек.
В центре города находится цитадель. Вокруг нее концентрически расположены несколько улиц, из которых одна занята под административные помещения, одна — под магазины. Только одна улица признана автором публичным пространством. Также в городе есть один хорошо обустроенный рынок. Несмотря на отсутствие в городе реки, дома хорошо обеспечены водой, также в них есть вентиляция, системы противопожарной безопасности. За городскими стенами расположены сельскохозяйственные земли и мастерские.

Строения общего пользования

Книга разбита на 100 маленьких параграфов, и примерно половина из них описывают те или иные сооружения в городе. Описания можно объединить в блоки — связанные с повседневными потребностями (мельницы, мясные лавки, жилые дома и т. д.), административные помещения (управление, образование, медицина, религия и др.), жизнь горожан (разные возрастные группы, рекреация, матримониальные вопросы).
Напомним, речь идет о нескольких улицах, так что все эти помещения расположены очень компактно. Например, все пекарни и мельницы занимают два здания, и точно так же два здания с другой стороны улицы занимают мясные лавки. Маленький размер города и улиц также не способствует использованию общественного транспорта и коней.
Познакомившись с устройством города, странник идет в центральную цитадель. Там располагаются огромная библиотека, где собраны произведения на всех языках мира; архив и печатный двор, также способствующие благочестивому просвещению общества; оружейня и сокровищница. Кроме того, в городе есть лаборатория, аптеки, больницы.
Андреэ, как и Бэкон, выступает за развитие практической науки, ориентированной на опыты, а не на повторение схоластических сентенций. Городская школа — общая, там учатся дети обоих полов, а руководит школой комитет местных жителей, куда поочередно входят разные граждане. Система образования и науки, какой ее видит Андреэ, во многом сходна не только с системой Бэкона и розенкрейцерских манифестов, но и с системой Яна Амоса Коменского и других теоретиков педагогики того времени.

Публичность и приватность

Большинство занятий жителей публичные, прежде всего работа и молитва. Многочисленные мастерские собраны в едином большом здании, где работают все жители Христианополиса. Еженедельно каждый получает лист заданий и необходимые инструменты. Рабочий день длится несколько часов и является скорее формой общественной деятельности, чем зарабатыванием денег (которых в государстве нет).

Также каждый гражданин обязан принимать участие в общественных работах — строительстве зданий и дорог, сборе урожая, изготовлении вина и т. д. Другие виды деятельности посвящены общим тренировкам, патриотическим мероприятиям. Общественные места поддерживаются в чистоте, хорошо обустроены. Ночью улицы освещаются фонарями, «чтобы не позволить ночи быть темной».

Так же, как и для работы, все горожане трижды в день собираются вместе для общей молитвы. Отправление религиозных обрядов у христианопольцев похоже на протестантизм: они благодарят Бога за его дары, читают Писания, исповедуют фактически Аугсбургский символ веры. Ни один человек без очень уважительной причины не может пропускать эти молитвы, у каждого есть выделенное место в общественных молитвенных домах.

В центре города расположен огромный храм-ротонда, богато украшенный, где происходят богослужения наподобие протестантских (местные жители, как и сам Андреэ — пламенные антипаписты). Над храмовым помещением находится зал торжеств для важнейших собраний политического характера.

Приватное пространство в Христианополисе также существует. Например, если получать продукты питания необходимо в общественных распределительных пунктах, то процесс потребления пищи подчеркнуто приватный. Если человек планирует пригласить кого-то на обед, он получает соответствующую увеличенную порцию продуктов вместе со своим гостем, а потом направляется с ним домой.

Все дома в городе находятся в муниципальной собственности, их жители — не собственники. Построены дома по типовому проекту, одна квартира состоит из трех комнат, спальни и кухни. Крыша — общественное пространство, приспособленное для прогулок и совместного досуга. Квартиры, напротив, являются приватным пространством. Дома содержатся на средства городского бюджета, в каждом есть ответственный управляющий, следящий также за единственными входными дверьми. Частной прислуги в семьях нет, кроме случаев болезни и немощности.

В гостях хорошо…

Как и другие лирические герои романов-утопий, персонаж этой книги замечает в городе только то, что он хотел бы увидеть в каждом городе Европы, своеобразный алхимический рецепт для преобразования обычаев на родине. Приближенный к розенкрейцерскому движению Иоганн Валентин Андреэ видит в Христианополисе реформационное христианство, всеобщее образование и развитие научного знания, справедливое распределение власти в республиканском формате, где ни один правитель не становится узурпатором.

Хотя странник испытывает искренний восторг от Христианополиса, он решает вернуться домой. Это удивляет не только нас, но и управляющего восточными воротами, через которые лирический герой покидает город. Полагая, что гость едет в Европу, чтобы найти еще лучшее христианское государство и стать еще ближе к Царству Небесному, командир охраны просит сообщить, если тот найдет еще более совершенное общество, чем существующее в Христианополисе. Учитывая, что в итоге он написал не им о нас, а нам о них — более совершенного места по эту сторону Южного полярного круга не нашлось.

Текст: Руслан Халиков

Оформление: Елена Зублевич

Перевод с украинского: Мила Кац