Сбежав из-под мрачного полога лесов, таящих в себе необузданную силу стихии, современный человек создал непроходимые чащи из небоскребов и трущоб, где опасностей не меньше, чем в самых диких джунглях. Можно много рассуждать о психологической и философской стороне этого парадокса, мы же отметим одно: даже в самом современном из городов люди не могут и не хотят обходиться без растений и стремятся вернуть в свою обитель хотя бы частичку природы, от которой когда-то сбежали.

Среди засилья асфальта, бетона и стекла зеленые островки радуют глаз городского жителя. Однако дело не только в эстетике: растения выделяют кислород, необходимый для дыхания всему живому, очищают воздух от углекислого газа, дыма, пыли, автомобильных выхлопов, увлажняют атмосферу, что особенно важно в сухом и жарком климате.

Городское озеленение существует с незапамятных времен. Древнеегипетские парки известны примерно с 3 тысяч лет до н. э.; шумеро-аккадские зеленые насаждения еще на тысячу лет старше. Вспомним также, что среди Семи чудес света упоминаются полумифические висячие сады Семирамиды (примерно V век до н. э.) — самый знаменитый из древних образцов ландшафтного дизайна.

Под влиянием парковой культуры Египта, Персии и Двуречья развились греческие традиции озеленения, оставившие в истории свои шедевры, из которых наиболее известны Ликейская роща и сад Академа. Слова «лицей» и «академия» уже давно ассоциируются у нас только с наукой и образованием, но все началось именно с пригородных садов древних Афин, где Платон и Аристотель вели беседы со своими учениками. Ликейский сад стал местом возникновения самой науки о растениях: после Аристотеля его неформально унаследовал «отец ботаники» Теофраст и занялся в нем своими наблюдениями и опытами. Там же были написаны все девять томов его «Исследования о растениях». Греки всегда стремились к тому, чтобы в городском озеленении сохранялась естественная красота: их парки содержали в себе многочисленные элементы природного ландшафта и зачастую плавно переходили в окружающие город леса.

А вот в римской культуре, хоть она немало унаследовала от греческой, возобладала идея о противопоставлении геометрически правильных форм озеленения «хаосу» природы. Регулярная структура садов и парков древнего Рима отражала приверженность его архитекторов практической стороне использования зеленых насаждений. Таким образом, городское озеленение многих современных европейских городов поддерживает скорее римскую традицию, чем греческую и ориентальную, хотя примеры последних тоже нередки.

Впрочем, многие особенности «зеленого строительства» определяются (и определялись в древности) исходным ландшафтом. В лесной местности сам город можно отчасти вписать в существующие древесные насаждения. Но если город возникает там, где лесов уже не осталось или просто раньше не было, то озеленение приходится начинать с нуля. В подобном случае создать «дикое буйство» растительности оказывается почти непосильной задачей — если только природа сама не придет на помощь.

От понимания этого обстоятельства остается один шаг до следующей важной мысли: в любом городе всегда существуют две формы растительности. Одна из них — это растительность «официальная», присутствующая с одобрения и при поддержке людей. Другая — это элементы дикой природы, которая всегда будет напоминать о своем существовании, хотим мы того или нет. Даже если город построен в пустыне, будьте уверены, рано или поздно «зеленые партизаны» найдут сюда дорогу. Человек кардинально меняет среду вокруг себя, но не делает ее безжизненной, и для целого ряда организмов новая ситуация оказывается весьма благоприятной. Итак, правильнее говорить не о городской растительности вообще, а о двух ее составляющих, живущих по разным законам. В этой статье рассмотрим подробнее ее рукотворные элементы.

К искусственным городским посадкам относят озеленение проезжей части, дворовое озеленение, озеленение индивидуальных участков, сады, парки и скверы, вертикальное озеленение и городские лесопосадки. Некоторые элементы, такие как газоны, клумбы и бордюры, не являются самостоятельными, но могут быть посажены повсюду в декоративных целях.

Озеленение автомобильных дорог и тротуаров, пожалуй, — самый важный элемент при планировании городов. Именно вдоль проезжей части воздух больше всего загрязнен пылью и выхлопными газами. В последнее время часто говорят также о «шумовом загрязнении», и даже о световом — в темное время суток — от фар многочисленных автомобилей. Эти явления настолько масштабны, что кроме деревьев спасти от них ничего не может: бордюры и клумбы здесь могут быть украшением, но для экологической защиты бесполезны. Да и не все деревья способны справиться с подобной задачей, поэтому, как правило, вдоль дорог высаживают породы, происходящие из засушливых регионов, — например, Ближнего Востока и Центральной Азии. Вот почему у дорог мы чаще всего видим тополя, конский каштан, а в южных городах — платаны, гледичии и акации. Городские пальмы в тропиках и субтропиках — тоже не дань экзотике, а сугубо практический прием: многие пальмы очень устойчивы к засухе и пыли и при этом быстро растут. Существует и еще одно условие — деревья вдоль дорог должны быть устойчивыми к сильным ветрам, иначе не избежать автомобильных катастроф, не менее опасны и обрывы электропроводов. По этой причине тополя, в старости часто гниющие изнутри, становятся все менее популярными в городском озеленении.

В дворовых насаждениях можно позволить себе куда большее разнообразие. Здесь популярны крупные деревья с широкими листьями, создающие много тени, например, липы и клены. В дополнение к ним часто высаживают нижний ярус, обычно из традиционных плодовых деревьев: вишни, яблони, ирги, груши и многих других. Интересно, что важную роль во дворах приобретает не только защита от солнца и визуальная эстетика, но и своеобразная «ароматерапия»: цветущие липы и плодовые деревья создают весной и летом романтическую атмосферу, снижающую напряженность городской жизни. С другой стороны, дворы — это менее продуваемая территория, где в воздухе легко концентрируются вредные вещества. Раньше между домами сажали тополя и березы из-за их быстрого роста, но сейчас от них повсеместно отказываются: у березы весьма аллергенная пыльца, а тополя производят невероятное количества «пуха» — летучих семян, засоряющих улицы и помещения и являющихся одним из главных источников бытовой пыли, тоже вызывающей тяжелую аллергию. Очень важен для защиты здоровья жильцов и самый нижний, травяной ярус. Правильно организованные плотные газоны из многолетних трав не позволяют внедряться в придомовые территории опасным растениям наподобие амброзии.

Для дворовых насаждений характерна «спонтанная структура», поскольку в их создании принимают участие самые разные люди, а уровень планирования очень невысок. Иногда это приводит к внешней неряшливости, но чаще придает подобным местам особое очарование.

К озеленению частных территорий предъявляются лишь минимальные требования: не создавать угроз для соседних домов и дорог. В остальном же фантазия их владельцев почти никак не ограничивается, а уровень ухода за посадками — наилучший. Поэтому наибольшее разнообразие растений в городах сосредоточено именно здесь, однако лишь малая их доля отрыта для взгляда проходящих. Впрочем, растения порой сами норовят сбежать от своих владельцев, чтобы пополнить собой городскую флору. В некоторых странах популярностью пользуются индивидуальные сады с интересной планировкой и необычным набором культивируемых видов, куда в определенные часы и часто за небольшое денежное вознаграждение разрешается приходить всем желающим. От этих частных территорий уже совсем недалеко до ботанических садов, которые могут быть очень разными — от крохотных (некоторые тропические сады, специализирующиеся на орхидеях) до гигантских (наподобие Богорского в Индонезии), занимающих десятки гектаров и насчитывающих тысячи видов растений.

Slider

Автор: Владимир Скворцов

Иллюстрации: Екатерина Цвентух