Показатели экспорта и импорта в сводках новостей, сайты-агрегаторы с авиабилетами по множеству направлений, и Google Translate в каждом смартфоне и сверхбыстрое распространение новых штаммов вирусов — что это, как не «маркеры» глобализации? Несмотря на то, что мы уже сейчас живем в тесно взаимосвязанном и интегрированном мире, споры о глобализации не затихают. Сторонники глобализации считают, что открытие рынков и экономическая интеграция не только смогли существенно снизить уровень нищеты в таких государствах, как Индия, Китай и Вьетнам, но и значительно способствовать всеобщему образованию и развитию кругозора. Антиглобалисты же возражают, что от глобализации выигрывают лишь богатые страны, а бедные — например, многие страны Африки — все больше «застревают» в бедности и сырьевой зависимости. Сегодня мы постараемся разобраться в основных тезисах сторонников глобализации и антиглобалистов, а также в том, кто же все-таки — основные «победители» и «проигравшие» глобализации.

Глобализация: история и ключевые тезисы глобалистов

В наиболее общем понимании, глобализация означает усиление интеграции экономик и обществ во всем мире. Основные факторы, усиливающие экономическую интеграцию — это развитие транспорта и информационно-коммуникационных технологий, а также снижение барьеров для торговли и инвестиций. На практике снизить тарифные барьеры (высокие пошлины на экспорт и импорт товаров) совсем не сложно. Гораздо больших усилий требует снижение нетарифных барьеров для торговли, например, достижение соответствия товаров международным санитарным и фитосанитарным нормам. Также нелегко обеспечить стабильно функционирующую правовую систему и суды, чтобы привлечь иностранных инвесторов. Тем не менее, снижение барьеров для торговли и инвестиций — как многостороннее, так и со стороны отдельных крупных государств, дало начало трем доселе известным волнам глобализации.

Первая волна глобализации длилась с 1870-х до начала Первой мировой войны и, согласно материалам Всемирного Банка, способствовала росту мировой экономики на восемь процентов. Тогда как период мировых войн и межвоенное время характеризовались высокими торговыми барьерами и протекционизмом, окончание Второй мировой войны дало толчок новой мощной волне глобализации. В период с 1950-х до 1980-х государства Европы, Северной Америки и Япония значительно усилили торговую интеграцию, в частности, в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). В рамках ГАТТ государства-подписанты обязались сотрудничать в целях восстановления мировой экономики после Второй Мировой войны, в частности, путем значительного снижения тарифов и квот и установления недискриминационного доступа к рынкам друг друга для государств-подписантов. В свою очередь создание на основе ГАТТ Всемирной торговой организации и многосторонняя либерализация в сфере торговли услугами, интеллектуальной собственности и, позже, государственных закупок послужило основой для третьей, текущей волны глобализации.

Основная «мантра» глобалистов состоит в необходимости максимально открытой торговли, которая, согласно теории сравнительных преимуществ британского экономиста Давида Рикардо, непременно влечет за собой увеличение экономического благосостояния для всех вовлеченных сторон. Помимо торговой и либерализации и открытости для инвестиций, глобалисты убеждены в эффективности целого ряда макроэкономических мер, именуемых «Вашингтонским консенсусом». Его сформулировал специалист Всемирного Банка Джон Уильямсон в 1989 году с целью способствования открытию рынков стран Латинской Америки. Среди рекомендаций «Консенсуса», в частности, минимизация дефицита бюджета, приоритетность финансирования сфер инфраструктуры, образования и здравоохранения, дерегуляция экономики и защита права собственности, а также свободный обменный курс национальной валюты. В этой связи широко известно сравнение глобализации со скоростным поездом, который несет государства к благополучию, однако, чтобы попасть на этот поезд, страны должны построить «платформу» — обеспечить качественный транспорт и инфраструктуру, а также — защиту права собственности, разумное регулирование бизнеса и независимость судов.

Антиглобалисты: так ли легко попасть на поезд?

Демонстрации антиглобалистов — фактически неотъемлемый атрибут форумов ВТО и других международных организаций, способствующих развитию международной интеграции в разных сферах. Неправильным, однако, будет считать антиглобалистов однородной группой, противостоящей самой идее глобализации. Так, существует по крайней мере, три течения антиглобализма. Приверженцы наиболее радикального течения приравнивают глобализацию к колониальной политике США и базирующихся в Вашингтоне международных организаций, целью которых является контроль над природными и человеческими ресурсами. Эти (часто экстремистки настроенные) антиглобалисты не приемлют глобализацию как таковую и выступают за максимальное «закрытие» экономик отдельных государств. Наименее радикально настроенные антиглобалисты признают неизбежность интеграции в самых разных сферах, однако считают, что преимуществами этого процесса могут пользоваться только высокоразвитые страны в то время, как остальные обречены остаться «развивающимися». Более воинственно настроенная третья группа противников глобализации разделяет идеи второй и выступает за бунт «проигравших» против «угнетателей».

Вследствие глобального кризиса, вызванного коронавирусом, увеличилось число как долларовых миллионеров, так и экстремально бедных людей по всему миру.

Итак, кто прав? Во-первых, ключевой аргумент в пользу позиций антиглобализма — сам факт существования развитых и развивающихся стран, некая «линия демаркации» между так называемым глобальным Севером и глобальным Югом. Во-вторых, согласно макроэкономическим исследованиям, основные «победители» глобализации — это самые богатые люди в богатых государствах, а сама глобализация — важный фактор усиления неравенства как между государствами, так и внутри них. Яркий пример в этом контексте глобальный кризис, вызванный коронавирусом, вследствие которого увеличилось число как долларовых миллионеров, так и экстремально бедных людей по всему миру. Доминирование же Севера в контексте этого кризиса подтверждается распространенностью «вакцинного национализма» и недостаточным доступом к вакцинам среди бедных стран. В-третьих, в поддержку антиглобалистов говорит наличие как в развитых, так и развивающихся странах достаточно широкой группы, очевидно «проигравшей» вследствие глобализации. Это представители рабочих профессий, которые страдают, в частности, из-за глобальной тенденции сокращения рабочих мест с хорошими социальными гарантиями, так называемой «гонки уступок» либо «гонки по нисходящей». Такая «гонка» обусловлена международной конкуренцией и погоней за инвестиции, вследствие чего бизнес требует от правительств все более гибких и менее затратных трудовых стандартов.

Глобализация скорее предоставляет возможности, нежели гарантирует автоматическое повышение благосостояния.

Однако, не менее сильны и аргументы в пользу глобализации. Так, стоит отметить, что в период с 1990 до 2015 года количество людей, живущих в экстремальной бедности, снизилось на 2 миллиарда. Эти изменения объясняются, в основном, ростом благосостояния в азиатских странах, активно вовлеченных в процессы глобализации: Индии, Китае и Вьетнаме. Тогда как глобальный локдаун и перебои в международной торговле и путешествиях привели к беспрецедентному росту экстремальной бедности, —что подтверждает зависимость благосостояния от интеграции стран в мировые торговые цепочки и важность международного сообщения. Помимо этого, следует отметить, что «победители глобализации» — это не только миллионеры, но и так называемый «глобальный средний класс», составляющий около 2.5 миллиардов человек, живущих на 10–20 долларов в день. Еще один аргумент в пользу глобалистов: никто не обещал, что все государства и люди «победят» в процессе глобализации. Глобализация скорее предоставляет возможности, нежели гарантирует автоматическое повышение благосостояния. Для государств такие возможности открывает стабильная и прозрачная торговая, регуляторная и правовая политика. Для отдельных людей — образование и глубокая экспертиза в своей сфере, ведь глобализация — это новые «социальные лифты», например, работа в международных организациях и в сфере международного бизнеса.

Хотим мы того, или нет мы уже живем в тесно «сшитом» мире, где интеграция во многом происходит автоматически. «Проигрыши» самого разного характера неизбежны. Однако, в наших силах минимизировать их и стараться создавать больше возможностей и «лифтов» — как для индивидов, так и для целых стран.

Автор: Марина Рабинович