Изучая «модернистский» период в истории архитектуры, невозможно пропустить такое явление, как чешский модернизм. И если вы хотите сполна им насладиться, рекомендуем вам ГрадецКралове в восточной Богемии. Впрочем, знаменит он не только множеством архитектурных шедевров этого направления, но авангардными для 1920–1930 годов урбанистическими новациями.

Недаром городу присвоили звание «Салона Республики». Сюда приезжали учиться городскому планированию из других городов Европы. Как это часто бывает, за столь стремительным взлётом стоит неординарная личность. Но начнём с предыстории, ибо контекст важен.

Градец-Кралове на первый взгляд обычный чешский город с типичной средневековой историей и населением около 100 тысяч. Ядро города некогда было окружено мощными стенами и башнями, улицы были узкими, дома высокими. Собственно, сам старый город весьма компактный четыре ряда кварталов, несколько соборов и остатки замка, перестроенные в общественные здания и жилые дома.

Ещё сравнительно недавно город оставался в этих старых границах. Но когда теперь идешь к центру от вокзала, нет впечатления маленького города. Чувствуется урбанистическая амбиция — много роскошных в художественном смысле зданий и ансамблей. И в то же время немало необычных, «игрушечных» на вид фасадов в уникальном стиле рондокубизма, который хоть «прожил» и недолго, но оставил яркий след в локальной архитектурной истории.

Вот уж в чём, но в провинциальности этот город не обвинишь. Хотя советская власть старательно внедряла именно такую программу — эту временную деструкцию отчетливо видно. Однако последние перемены демонстрируют окончательную победу над ней. Осталось, как говорят после ремонта, только подмести.

Падение крепостей

Вся эта интригующая неоднозначность первого впечатления от города рассеивается, когда немного углубишься в его историю. 100 тысяч населения — фантастическая цифра для города, в котором 150 лет назад было всего лишь 5 тысяч! Это при том, что никакого стратегического, ресурсного или промышленного значения у него не было.

В 1766–1789 годах мощные старые стены исторического ядра города были окружены второй линией крепостных укреплений с вытянутыми бастионами, глубокими и широкими рвами с водой, которые соединялись с реками при помощи каналов. Образовался достаточно просторный цвингер (территория между старыми и новыми оборонными линиями), в котором разместились военные постройки, арсенал, казармы, мастерские, конюшни, магазины (склады) и т.п. Внешние редуты прибавляли ещё от половины до километра ширины потерянного радиуса для развития города. Но и сразу за ними по правилам XVIII века тоже запрещалось селиться, чтобы гражданское население не пострадало в случае осады крепости.

Таким образом, ближайшие предместья этого города больше напоминали отдельные населённые пункты с собственной инфраструктурой. Собственно, они являлись поселениями-спутниками, а не предместьями в чистом виде. Градец-Кралове был скорее не городом, а крепостью без особых предпосылок к расширению.

Всё изменилось во времена промышленной революции: появлялись фабрики, рабочие посёлки, железные дороги, общественный городской транспорт. Многие старые города Европы оказались в подобной ловушке «чугунных поясов» крепостных стен. Вот почему такое значение имели «беспощадные» реконструкции Парижа барона Жоржа Эжена Османа (1853–1870) и Вены (1857–1865), когда решительно сносились системы обороны, каменные стены, башни, засыпались рвы, выравнивались земляные насыпи перед рвами… На их месте устраивались кольцевые бульвары, десятки новых и общественных зданий, жилых кварталов. Иными словами, исторические центры заново вливались в разросшиеся вокруг структуры своего же города.

Вам буде цікаво: Хто розбудував новий Париж та створив перші громадські парки

В 1890 году был издан настоящий «бестселлер» для градостроителей — руководство по реконструкции средневековых городов-крепостей, написанное немецким архитектором Германом Штюббеном на основе опыта трансформаций десятка городов-крепостей в Германии и в других странах. Чехия до 1918 года была частью «немецкого» мира и активно была вовлечена в эту урбанистическую революцию.

Градец-Кралове не был исключением. Освободившись от «крепостных останков» за два-три десятилетия, он стал образцом стремительного градостроительного развития, выставкой архитектуры, родиной чешского модернизма, витриной молодого чехословацкого государства. Стремительному развитию города дал толчок один из самых выдающихся чешских градоначальников Франтишек Ульрих (1859–1939).

Мэр, о котором можно мечтать

Многие из нас живут в провинциальных городах. В коррумпированных странах провинцией можно считать все города, кроме столицы и крупных метрополий. И потому пример этого чешского городка особенно греет душу надеждой на то, что даже захолустье может стать культурным центром и образцовым городом.

Доктор юриспруденции Франтишек Ульрих — выпускник пражского Карлова университета. Он родился в Градце-Кралове и здесь же начал юридическую практику. В 1888 году он открыл собственную юридическую фирму. В 1889 году впервые был избран в Городской Совет, затем стал помощником заместителя мэра Яна Поспишила.

В 1884 году Градецкая крепость была окончательно упразднена. Поспишил, которому поручили продажу земли, зданий и сооружений, ранее принадлежавших военному ведомству, добился правительственного решения об упразднении крепости. Но переговоры с военными были слишком изнурительными. В 1893 году, подписав наконец законопроект о передаче земли городу, счастливый, но измученный переговорщик доставил его в муниципальный совет и свалился с инсультом, который привёл к его смерти.

Ульриху, который уже был вовлечён в это дело, пришлось довести его до конца. Он занимает место Поспишила, а двумя годами позже, 6 февраля 1895 года, его избирают мэром. За полгода до этого Ульрих с большим успехом организовал и провел в Градце Хозяйственно-этнографическую выставку и председательствовал в бизнес-ассоциации «Беседа», которая её устраивала. Это событие позволило ему не только вживую познакомиться со всеми предпринимателями, но ещё и сформировало представление о ресурсном потенциале местного бизнеса и его потребностях.

Будущего мэра сильно увлекла идея развития города, к тому же он чётко понимал, как это сделать. Реализация этого плана стала важнейшим делом всей его жизни, возможностью собственной творческой реализации. Горожане, видя это рвение и очевидные блестящие результаты, переизбирали его мэром каждые три года в течение почти 30 лет(!) до тех пор, пока он сам не решил уйти в отставку.

Всё началось с освоения крепостных территорий и стен, буквально душивших город. Ульрих понимал, что снос стен — это не только ресурс строительных материалов, это прежде всего оздоровление города. Заслуга мэра ещё и в том, что он привлёк в Градец десятки молодых и талантливых архитекторов.

Ян Котера — первый прорыв

Первой инициативой нового градоначальника стала Академия бизнеса (1896–1897 годы, архитекторы Губерт Гесснер, Отокар Бем и Олдрих Лиска) — важное учебное заведение для начала революционных преобразований.

Затем возникла необходимость расширения здания районной администрации. Для этого из Праги был приглашен 30-ти летний архитектор Ян Котера (1871–1923). Он получил образование в Вене и переехал в Прагу после практики в Италии. В 1901 году Котера возглавил городскую комиссию по проектированию районной администрации. Новый офисный блок и отдельная специальная гостиница были построены в 1904 году в стиле ар-нуво. Это был первый прорыв. Именно с Яна Котеры начались гигантские масштабные преобразования.

Следующим его заказом стал проект Промышленного музея, ныне Музея Восточной Богемии (1909–1912 годы) — иконическое «сецессионное» здание, символ новой чешской архитектуры, вошедший во все учебники. Музей располагался на краю исторического ядра города, напротив районной администрации и стал её смысловым продолжением — залом для приёма инвесторов с презентацией возможностей города и региона. Своим объёмно-планировочным решением здание музея напоминает храм, возвеличивающий разум, науку и технические возможности человека. Это своеобразный мост между прошлым города и его будущим.

Неподалёку в последующее десятилетие были построены ультрасовременные по тем временам сооружения, напоминающие open air выставку современной архитектуры. Прежде всего, это дворец автомобильных гаражей Новака (Ярослав Новак — пионер чешского автомобилестроения) (1932 год, архитектор Йозеф Функ). Это огромное многоэтажное горизонтальное здание с автомобильным салоном, ремонтными мастерскими, гаражами, сухо-функциональное снаружи, декорированное модерновой плиткой, колоннами и каминами внутри. Фабрика машинного комфорта.

Сразу за музеем расположился Банк Республики (1930–1932 годы, архитектор Ян Рейхль). Далее по набережной — так называемая «Соколовня» — Городской гимнастический зал (1929—1930 годы, архитектор Милан Бабушка). В комплекс включена и Филармония. И ещё дальше вдоль берега — Городские бани — самые современные на тот момент в Чехии, с системой, создающей искусственные волны (1933 год, архитектор Олдрих Лиска).

По другую сторону от музея вдоль старого города Ян Котера благоустроил набережную и перестроил центральный Пражский мост через Эльбу (1910 год), заменив старый каменный мост 1768 года, который постоянно затапливало во время паводков. Пражский мост хорош тем, что может быть преобразован во время наводнений в плотину. Пристроив к мосту четыре павильона по сторонам, Котера усилил его роль как градостроительного центра, подчёркнутого полукруглой площадью с веерной планировкой улиц.

Грандиозно смотрится завершающая набережную живописная гидроэлектростанция «Хучак» (1909 год) — краснокирпичное здание в стиле модерн, спроектированное Франтишеком Сандером, ещё одним чешским гением.

В 1909 году Ульрих объявляет конкурс на проект градостроительного развития. Победила концепция Владимира Закрейса, Йозефа Шейна и Вацлава Рейхеля-младшего. В 1911 году проект доработали Вацлав Рейхль и Ольдрих Лиска. В нём предлагалось развивать город в западном направлении по трёхлучевой системе, в которой центральной осью должна была стать новая главная улица между площадью Свободы и железнодорожной станцией. В 1928–1929 годах там было построено новое здание вокзала в стиле функционализм (архитектор Вацлав Рейхль).

На пути к вокзалу вас визуально «бьёт под дых» церковь Сердца Господнего, памятник погибшим воинам Краловеградецкой епархии в Первой мировой войне (1928–1930 годы, архитектор Богумил Слама). 46-метровая призматическая башня с массивным бетонным крестом, соперничая с самой высокой в Чехии Белой башней старого города (72 метра, 1574 год), «подавляет» весь район. К слову, архитектор выиграл в битве с «историзмом» — прогрессивные священники отвергли проекты с привычными куполами и прочим барокко ради его «пуристической» мощи.

Пришествие Гочара

К городскому планированию с самого начала был привлечён ученик и помощник Яна Котеры — Йозеф Гочар. Сын пивовара прошёл путь от выпускника Высшей школы прикладного дизайна до самого значимого архитектора модернизма Чехии.

В 1912 году Йозеф Гочар основал Пражскую художественную студию, прославившуюся изготовлением мебели в стиле кубизм (Дом «У Черной Матери Божьей» в Праге — вершина гочаровских практик в этом направлении). В 1924 году он стал профессором Академии изящных искусств в Праге, а с 1928 по 1931 год — её ректором.

Градец-Кралове стал для него настоящим «полем экспериментов» и прижизненным мемориалом славы. Начал он с малого: в 1905 году сделал роспись в стиле сграффито на нескольких домах на Поспишиловой улице. Затем с лёгкой руки мэра занялся урбанистическими преобразования всерьёз.

В 1910 году Гочар превратил террасы южного склона бывших крепостных сооружений ядра города в «висячие сады», мягко вписав в панораму города силуэт средневекового ядра. Со стороны реки Орлицы в 1910 году появилась авангардная «Лестница Гочара» — парадный вход к верхней центральной городской площади от нижнего Военного предместья.

Задача непростая — над лестницей высился вычурный собор Успения Богородицы в стиле барокко, а вдоль него шла центральная поперечная улица. На ней (с выходом на Большую площадь) в стиле ар-нуво были построены два массивных здания — универмаг «Шпалек» (или же «Первый небоскрёб», 1910–1911 годы, архитектор Владимир Фултнер) и банковский Кредитный Союз, а теперь Галерея современного искусства (1911–1912 годы, архитектор Освальд Поливка).

Гочар создал лестницу в минималистическом силуэте крупных полуциркульных арок, завершивших улицу. Сами ступеньки за недостатком места начал не с прямого марша, а с бокового, чем акцентировал внимание на «висячие сады». Единственным украшением арок и стен лестницы были призматические фонари.

Но главные ансамбли Гочара, невероятные по размаху, были развёрнуты за Пражским мостом. Этому способствовало окончание Первой мировой войны и образование в 1918 году независимой Чехословацкой республики. Гочар взялся за реорганизацию площади Масарика на правом осевом проспекте. Он объединил старые фасады зданий с помощью пристроек и надстроек в единый мощный полукруглый объём, ставший фоном для памятника первому чехословацкому президенту Томашу Масарику (1923 год).

Затем Гочар выстроил в Градце несколько школьных зданий, вдохновлённых северной краснокирпичной архитектурой того времени. На левом берегу реки Орлицы появилась Кожевенная школа (сейчас это инженерная школа, 1923—1924 годы). На берегу же Эльбы — комплекс начальной школы Тыле.

В 1925 году Гочар выиграл конкурс на детализацию проекта застройки левобережной набережной Эльбы и в 1926–1928 годах дополнил комплекс начальной школы гимназией. Он объединил два массивных объёма учебных корпусов, симметрично расположенные в виде раскрытой книги и акцентировал диагональный главный вход с широкой лестницей скульптурой Победы на высокой колонне (автор Ян Штурс). Считается, что это здание — провестник чешского конструктивизма.

В 1926–1928 годах Гочар доработал генеральный план развития города, внедрив чётко выраженную радиальную структуру с большим кольцевым проспектом диаметром 1,8–2 километра. Историческое ядро города было также окружено кольцевой улицей. На градостроительную доминанту всего города — 72-метровую Белую башню (1574) с трёх сторон сориентированы осевые проспекты, вдоль которых позднее сформировались новые районы. Главные магистрали чередовались со второстепенными лучевыми улицами.

Далее Гочар занялся центральным проспектом и новой административной площадью на нём (площадь Ульриха). В 1928–1933 годах он строит здание законодательной власти в совершенно баухаузном варианте функционализма и замыкает площадь по четырём углам проспекта такими же жилыми высотками. На противоположной стороне улицы в 1932–1933 годах архитектор Отакар Новотный в таком же стиле возводит Стеинско-Сехнутский дворец управления кожевенных предприятий с большим скульптурным панно.

Яркий объект — функционалистская гуситская церковь Амброжа (святого Амвросия), которую Гочар возвёл в 1926–1930 годах. Своим округлённым корпусом с большими круглыми окнами и высокой призматической колокольней она прокладывает путь веерному комплексу трёх-пятиэтажной жилой застройки (архитектор Олдрих Лиска). Пространственная «театральность» подачи сочетается ясными линиями беспримесного конструктивизма. Этому объекту как блестящему образцу авангардной сакральной архитектуры посвящено немало статей.

За кольцевым проспектом раскинулся частный сектор, который открывала, расположившаяся на площади-перекрёстке Тесарова вила (1928–1929 годы, архитектор Богумил Вайгант) — один из самых ярких образцов пуризма, очевидное влияние Адольфа Лооса.

В городе было возведено ещё очень много всего. Приглашая ведущих архитекторов, Франтишек Ульрих заложил основы городской концепции, которую последующие градоначальники стремились наследовать. Сейчас этот процесс возобновился с новой силой.

Новые времена — новые амбиции

Совершенно фантастическим объектом стало здание Учебно-научной библиотеки (2004 год). В конкурсе 2002 года победила молодая команда пражской архитектурной студии «Projektil architekti» — Роман Брихта, Адам Халиж, Ондржей Хофмейстер и Пётр Лешек. Собственно, в 2002 году они и зарегистрировали свою студию после разработки ещё более грандиозного проекта крупнейшей технической библиотеки в Чехии, который так же победил в конкурсе в 2000 году. За градец-краловскую библиотеку команда получила Гран-при чешских архитекторов в 2009 году, а за пражскую библиотеку — Гран-при в 2010 году.

Бетонная 5-этажная громада в виде буквы X в плане имеет круглые окна — намёк на Ноев ковчег: наводнения в этом регионе влияют на всё, в том числе, на дизайн. Проектировали хранилища так, чтобы все книги размещались выше самого критичного уровня паводка. Здесь одновременно может находиться до 10 000 человек. Есть кофейни, выставочный зал и просто масса уютных закутков и открытых зон — и отдохнуть, и поработать. При общей бетонной монохромности стен полы на каждом этаже — разного цвета (для разного настроения). В общем, это в первую очередь публичное пространство.

Интерьер библиотеки

Заслуживают внимания и новые корпуса Университета, расположенные за библиотекой. Их построили в 1995–1997 годах, и они тоже завоевали звание «Здание года» в 1998 году.

Замечательное место — бывший пивоваренный завод, где сейчас располагается Региональный центр, а вместе с ним — управление Краловеградецкого края (типа нашей облгосадминистрации), отдел художественной культуры Краловеградецкого университета, Центр европейского дизайна, арт-галерея, подземный гараж, мини-пивоварня и ресторан Nový Pivovar. Демократично и разнообразно — зашёл с представителями власти пообщаться, а потом идёшь пить пиво или на выставку. Журналисты шутили, что в кабинетах чиновников будет витать аромат хмеля.

Построили здание в 1844–1846 годах, но в конце прошлого века производство закрыли. Комплекс модернизировали и достроили в 2005–2007 годах. Оппозиция критиковала региональную власть за желание работать в таком роскошном месте, ссылаясь на то, что вместо выкупа помещений и их модернизации деньги можно было бы пустить на более острые социальные нужды. Намекали, что это самое дорогое «губернаторство» в истории края. Но сегодня это место настолько популярно (благодаря открытости для публики), что критика утихла сама собой. Тем более, что вся соседняя инфраструктура подтянулась в плане красоты и благоустройства.

Гордятся здесь и новым автобусным терминалом (2006–2008 годы), удостоенным звания «Здание года в крае Градец-Кралове» в категории транспортных сооружений. Автор проекта — пражский архитектор Патрик Котас. Форма навеса явно вдохновлена олимпийским стадионом в Мюнхене. И с ней, к слову, были сложности, но все огрехи в расчетах устранили, и пока никаких неприятностей конструкция не создавала.

Команда Projektil architekti уже разработала два новых проекта для Градца — Информационный центр Градецкого магистрата и реконструкцию Северных террас старого города (2020 год) под девизом: «Мы создаём открытую сцену повседневной жизни и театра», заканчивая тем самым работу, начатую Йозефом Гочаром на Южных террасах.

Круг замкнулся. Мечта Франтишека Ульриха сбылась: он хотел, чтобы его город стал важным административным, промышленным и особенно культурным и образовательным центром. Покидая свой пост (неожиданно для всех) 30 сентября 1929 года, он не оставил работу, продолжая консультировать по городским вопросам. В Градец приезжали его коллеги из других городов, чтобы перенять опыт. Так делают и сегодня.

Франтишек Ульрих умер 18 мая 1939 года. Урна с пеплом хранится в колумбарии церкви святого Амброжа (построенной Гочаром). Его имя носит площадь Ульриха, которую также создал Гочар. Самого же Гочара, имя которого получил центральный проспект, создал Франтишек Ульрих.

P.S. Благодарим действительного члена УНК ИКОМОС, историка архитектуры Сергея Дяченко за помощь в подготовке материала.

previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
Slider

Текст: Юлия Манукян


Источники:

  1. Hradec Kralove: Salon Of The Republic. 1st edition, 2015.
  2. Vladimíra Šilhánková, Ph.D. Pevnostní vs. veřejný prostor města. Vývoj vybraných městských prostorů v Hradci Králové od pevnosti k dnešku. — Vysoká škola regionálního rozvoje, Praha, 2018.
  3. Ústřední seznam kulturních památek. Národní pámatkový ústav // https://pamatkovykatalog.cz/uskp
  4. JUDr. František Ulrich, pravý muž na pravém místě. 6.2.2009 // https://hradecky.denik.cz/spolecenska_rubrika/ulrich20090206.html
  5. The structure of space: cubism and modernism. Figures and icons in Josef Gočár’s work. Domenico Giuseppe Chizzoniti https://www.researchgate.net/publication/315894037_The_structure_of_space_cubism_and_modernism_Figures_and_icons_in_Josef_Gocar’s_work/fulltext/5b9c03b845851574f7cb48d7/The-structure-of-space-cubism-and-modernism-Figures-and-icons-in-Josef-Gocars-work.pdf
  6. 6. Kontroverzní krajský palác je hotov https://hradecky.denik.cz/zpravy_region/pivovar20070924.html