Продолжая анализ темы городских сообществ, зададимся вопросом их устойчивости. Системное понимание данного параметра предполагает рассмотрение, по крайней мере, трех групп факторов. Так, во-первых, на устойчивость будут оказывать влияние состав и структура строения сообщества (внутренняя устойчивость). Во-вторых, место и функциональная роль комьюнити в системе более высокого порядка (функциональная устойчивость). В-третьих, характеристики взаимодействия сообщества (как системы) с другими «соседними» системами (интерактивная устойчивость).

Внутренняя устойчивость, на наш взгляд, обуславливается онтологической полнотой конкретного сообщества. Другими словами, количеством сегментов структурно-онтологической матрицы (рис 4), которые соответствуют жизни комьюнити. В предыдущей публикации [1] мы обосновали, что сообщество должно охватывать, как минимум, первый и второй сегменты (рис. 4). В таком случае, жизнь комьюнити предполагает со-активность, которая не затрагивает мировоззрение (правая полуплоскость матрицы на рис. 4) в том смысле, что общность картины мира для комьюнити – не является определяющим фактором.

Подобные сообщества, на наш взгляд, не являются устойчивыми, легко возникают и распадаются. Такие комьюнити, по сути, основываются на социальной природе человека. Информирование друг друга о происходящем здесь-и-сейчас, помощь в построении моделей понимания текущих событий – важное условие эволюционного выживания. Заметим при этом, что наиболее простой, быстрый и естественный способ указанного информирования – поделиться своими эмоциональными реакциями, со-переживать их с окружением.

Сравнительно большей устойчивостью, по нашему мнению, обладают те сообщества, онтология которых охватывает три сегмента матрицы. Здесь, помимо «разминающих» мышление коммуникативных «атавизмов», присутствуют активности, связанные с общностью мировоззрения. Напомним, что ранее мы определили городское сообщество, как группу людей с общими интересами, понимаемыми в контексте соединения: мышление – мировоззрение [2].

С точки зрения текущего структурно-онтологического анализа, связь в указанной паре может возникать не только по поводу способа познания (мышление), но и пространства, в котором оно реализуется (мировоззрение). То есть предполагается общность на уровне, как понимания, так и знания. Акцент на первом будет придавать сообществу исследовательский, изобретательский, новостной оттенки. На втором – просветительский, образовательный, воспитательный. В первом случае активность сообщества направлена на уточнение, коррекцию или развитие картины мира. Во втором – мировоззренческая догма транслируется и нормирует мышление членов сообщества.Факторы устойчивости городских сообществПримером трехсегментного сообщества первого типа может служить группа горожан, объединившихся с вокруг идеи оптимизации городского трафика с помощью развития сети веб-камер и организации онлайн доступа к ним. Такое сообщество будет охватывать первый, второй и четвертый сегменты матрицы. Ко второму типу сообществ относятся этнокультурные группы, философско-религиозные комьюнити и пр., активность которых соответствует третьему, второму и первому сегментам (рис. 4).

Отдельно отметим, что на рисунке 4 синими пунктирными векторами изображены упомянутые выше варианты трехсегментных сообществ, онтологическое разнообразие которых, разумеется, шире. Так образовательные комьюнити могут быть связаны с трансляцией знания (четвертый сегмент). Это многочисленные научно-популярные и профессиональные сообщества. С другой стороны, новостные комьюнити могут «замыкаться» на морально-этическую компоненту мировоззрения (третий сегмент). Например, группа людей, интересующаяся трендами и событиями в сфере фэшн-индустрии.

Однако, в любом случае, при оценке устойчивости сообществ имеет значение направленность векторов активности комьюнити. Так, среди трехсегментных сообществ будут те, которые не только, к примеру, транслируют знание, но также и генерируют его. Мы считаем, что устойчивость сообщества тем выше, чем полнее его онтологический охват и чем разнообразнее внутренняя структура связей, обуславливающая активности комьюнити. Красными пунктирными векторами (рис. 4) схематизировано четырехсегментное (онтологически полное) сообщество, которое по критерию внутреннего устройства является наиболее устойчивым.

Обратим внимание, что четырехсегментное сообщество предполагает полноту связей в паре мышление – мировоззрение, как на уровне рационального и эмоционального понимания, так и в плане рациональной и этической составляющих картины мира. Особое значение имеет взаимосвязь в последней паре, факт наличия которой указывает на присутствие механизма рефлексии по поводу знаниевых и этических основ активностей сообщества.

Такая связь (красный пунктирный вектор, объединяющий третий и четвертый сегменты на рис. 4) возникает там, где получаемое/используемое знание оценивается членами сообщества не только в прагматическом, но и в этическом ключе. А моральные нормы, которыми регулируется сообщество, не принимаются за слепую императивную догму, а критически ревизионируются путем соотнесения ценностей со знаниями. Другими словами, сообщество актуализирует вопрос – что мы знаем о конкретной этической позиции и почему/зачем мы ею руководствуемся?

Как видим, такая онтологическая особенность четырехсегментного сообщества неизбежно предполагает наличие работы механизма рефлексии, понимаемой Щедровицким, как особая кооперационная связь между актами деятельности. Акцентируем, что подход к определению рефлексии у ГП существенно отличается от традиционного взгляда на данный феномен, как некое проявление расщепления сознания. Мы подробно рассматривали этот вопрос в предыдущем цикле публикаций о структурной онтологии социализации личности и настоятельно рекомендуем заинтересованному читателю ознакомиться с соответствующим материалом [3].

Завершаем текущую публикацию очевидным выводом о том, что наличие механизма рефлексии привносит методологическую позицию и трансформирует активность сообщества в деятельность. Наиболее устойчивые сообщества продуцируют и, одновременно, объединены – именно деятельностью. Ее качественное отличие от активности не столько в скоординированности и/или целеположенности (этими свойствами может вполне обладать и организованная активность), сколько в рефлексивности и методологичности.

Рефлексивность деятельности сообщества, преимущественно, определяется соответствующей позицией, каждого из ее членов. В этой связи четырехсегментные сообщества необходимо различать по критериям – однородности/фрагментированности и степени вовлеченности (активности) членов сообщества в деятельность комьюнити. Что же касается методологичности, то здесь, в первую очередь, показательно наличие или отсутствие организационно-деятельностных форм сообщества (фактический устав, условия членства, система менеджмента, программно-плановые характеристики деятельности, ее технологические и этические нормативы, а также параметры по количеству/качеству продукта, регулярности мероприятий, их экономике и т.д.) и наполненность их реальным жизненным содержанием.

В следующей публикации продолжим рассмотрение проблематики устойчивости сообществ и остановимся на функциональном и интерактивном аспектах данного явления.

 

Виталий Шимко

 

Ссылки:

  1. Шимко, Виталий. (2019, November 8). О принципах классификации городских сообществ. Zenodo. http://doi.org/10.5281/zenodo.3533424
  2. Шимко, Виталий. (2019, October 30). Городские сообщества: структурно-онтологическое определение. Zenodo. http://doi.org/10.5281/zenodo.3522915
  3. Шимко, Виталий. (2019, March 24). Идентификация сегментов матрицы: два плана рефлексии. Zenodo. http://doi.org/10.5281/zenodo.2604703

 

 

Идентификатор публикации:  DOI 10.5281/zenodo.3544473