«Город — это нечто большее, чем место в пространстве: это драма во времени».

Патрик Геддес

Продолжаем нашу серию об инфлюенсерах урбанистки рассказом о Патрике Геддесе (англ. Patrick Geddes, 2 октября 1854 г., Баллатер, Абердиншир — 17 апреля 1932 г., Монпелье), которого часто называют отцом современного городского планирования. Масштаб личности этого чрезвычайно образованного человека трудно переоценить — он был биологом, социологом, географом и, наверное, первым из тех, кого мы сейчас называем «урбанистами».

Основные идеи и откуда они взялись

С самого начала своей работы Геддес активно продвигал идею обеспечения хороших условий проживания для всех и заботился обо всех слоях населения, не фокусируясь на потребностях только богатых людей.

Такие его взгляды сформировались совсем не случайно. Геддес еще в молодости попал под влияние на то время радикальной эволюционной теории Дарвина, а позже читал в Эдинбургском университете лекции по биологии — поэтому он привнес законы биологии и эволюции в градостроительство. Работая в университете, он с ужасом наблюдал, как средневековые кварталы Старого города безжалостно сносят, чтобы освободить место под новую застройку.

Как биолог он понимал, насколько важны для дарвиновского естественного отбора среда и наследственность, а потому начал борьбу за сохранение исторических зданий, искренне считая город лучшей формой существования человека на высшем этапе развития. Разрушение естественной городской экосистемы, утверждал Геддес, угрожает риском мутации и деградации. Он предложил использовать для лечения «больного» города «щадящую хирургию». Сносить нужно только те здания, которые уже невозможно спасти, а все остальные — сохранять и ремонтировать.

Сохранение Старого Эдинбурга

В 1886 году Патрик Геддес вместе с женой выкупил часть трущоб в Эдинбурге, реконструировал дома, которые еще можно было спасти, другие же снес, расширив дворы и увеличив приток воздуха и света. Он сам назвал это «консервативной операцией», считая, что такой подход был «более здоровым и даже более экономичным».

Пытаясь сохранить Старый Эдинбург, Геддес спас Смотровую башню возле замка, оборудовав там музей для популяризации своей «философии города». Экспозиция размещалась на шести этажах, каждый из которых был посвящен одной теме (от нижнего к верхнему): «Мир», «Европа», «Язык», «Шотландия», «Эдинбург» — и, наконец, на вершине башни находилась камера-обскура, в которой посетители могли осматривать город и его окрестности, раскинувшиеся внизу.

Таким образом, музей рассказывал о городе как «амфитеатре социальной эволюции», в контексте истории, региональных особенностей и географии. Эта идея лежала в основе концепции регионального планирования Геддеса, учитывавшей взаимосвязи между местом, историей, регионом и «добропорядочным поведением идеального горожанина».

Планируем не только пространство, но и сообщества

Мысли глобально, действуй локально

Патрик Геддес

Именно Геддес сформулировал один из основных тезисов современной урбанистики: городское планирование — это не только планирование пространства: в первую очередь это работа с городскими сообществами.

Так, в 1909 году, во время работы над созданием зоосада в Эдинбурге, Патрик Геддес сформулировал основы «регионального планирования». Оно подразумевает, что при планировании должны быть учтены региональные природные особенности территории. Эти особенности образуют сложные взаимосвязи между людьми и их окружением, определяют характер не только поселений, но и профессий их жителей, а потому закладывать и планировать города необходимо в соответствии с ними.

В книге «Эволюция городов. Знакомство с движением за городское планирование и наукой об обществе», вышедшей в 1915 году, Геддес изложил свою идею о том, что город — это инструмент эволюции. Он считал, что развитие города — лишь часть более масштабной системы, а потому городское планирование касается не только взаимосвязей между улицами и общественными пространствами, а и взаимоотношений между городом и окружающей сельской местностью, где драма человеческой истории не менее важна, чем география. Эти идеи нашли подтверждение при сохранении Старого Эдинбурга.

Геддес также прогнозировал дальнейшее разрастание городов, и поэтому первым ввел термин «конурбация» в значении «группа близко расположенных и связанных между собой городов, образующих единое целое благодаря экономическим и культурно-бытовым связям, общности коммуникаций». Хотя эти понятия считаются синонимичными, конурбацию от агломерации отличает ее полицентричность, где каждый город выполняет отдельную функцию, например, культурного или делового центра. (Классическим примером конурбации можно назвать Рандстад — область на западе Нидерландов. В нее входит Амстердам, Роттердам, Гаага, Утрехт, Лейден и другие города). Также Геддес спрогнозировал, что Восточное побережье США может превратиться в один гигантский город протяженностью 800 километров и считал, что этот процесс требует упорядочивания.

Патрик Геддес беспощадно критиковал городскую застройку сеткой (которую снова активно использовали при строительстве городов в колониях ХІХ века), считая, что она «тоскливо условная». Он также полагал, что сетка неспособна в долгосрочной перспективе выполнять поставленные задания, к тому же создает условия для чрезмерно плотного заселения и перегруженности города.

Помимо этого, Геддес ввел в городское планирование использование «городского исследования» как инструмента. С девизом «диагноз прежде лечения» он активно пропагандировал сбор хотя бы минимально необходимой для планирования информации: геологии, географии, климата, экономики города и региона, а также создание карты социальной инфраструктуры.

previous arrowprevious arrow
Міське дослідження Дубліна, 1925 рік
Міське дослідження Дубліна, 1925 рік_2
Міське дослідження Дубліна, 1925 рік_3
next arrownext arrow

Городское исследование Дублина, 1925 год


Он активно отстаивал точку зрения, что при планировании города не стоит сосредотачиваться только на внешней красоте: необходимо заблаговременно планировать также и комфорт проживания горожан и учитывать его будущее разрастание.

Планирование Тель-Авива

Идеи Патрика Геддеса получили отклик, и в 1915 году его привлекли к планированию Бомбея, однако настоящая проверка этих идей на практике произошла после окончания Первой мировой войны далеко от Эдинбурга — на Святой земле.

В 1919 году власть новосозданной подмандатной Палестины заказала у Геддеса проект университета, а также планы застройки Иерусалима и поселения Тель-Авив, чтобы справиться с притоком евреев-иммигрантов.

Геддес начал с того, что обходил город «в разное время дня и ночи… Поднимаясь на холм, блуждая по рынку, заглядывая в дома, благоговейно дотрагиваясь до дерева, Геддес не руководствовался уже сформированным в голове планом, а следовал какому-то внутреннему видению» (Mairet P. Pioneer of Sociology: The life and Letters of Patrick Geddes. London: Lund Humphries, 1957. P. 184). К этому добавились воспоминания о прочитанной в детстве Библии. Результатом стал 36-страничный доклад «Иерусалим существующий и возможный».

Некоторые исследователи утверждают: если бы власть внимательнее прислушивалась к Геддесу, учитывала необходимость «гармонизации социальных обычаев и религиозных представлений с современной реконструкцией», дальнейшая история Палестины могла бы сложиться иначе. Далее Геддес продолжает работать над планом Тель-Авива.

Составленный в 1925–1929 годах, этот план считается первым генеральным планом Тель-Авива, по которому были построены нынешний центр и «старый север» города. План включал не только необходимое расширение для 1930-х, но и плановое расширение города в 1940-х и 1950-х годах!

Сам план предусматривал множество общественных парков, вплетенных в текстуру города, продольные улицы, которые должны были служить торговыми, а поперечные — зелеными бульварами или только жилыми и соединять всю городскую текстуру с берегом моря.

Новая часть города была построена на основе «блока Геддеса» — жилых блоков, спроектированных каждый раз немного по-разному, в зависимости от условий места, осей ближайших дорог и других соображений.

Целью Геддеса было создание мини-сообществ городского населения внутри жилых блоков благодаря функционированию городского блока как отдельной единицы, которые при этом обслуживались бы главными дорогами города.

В поисках оптимальной плотности жилой застройки Патрик Геддес предложил план участков по такому принципу: площадь типового блока 500 кв. м., в его центре стоит здание, окруженное растительностью. Незастроенная часть участка предназначалась для выращивания цветов, декоративных и фруктовых деревьев.

Результат не только был воплощен в жизнь, но и стал площадкой для модернистов в их архитектурных экспериментах, превратившихся в «Белый город» — «десант» Баухауза, внесенный в список ЮНЕСКО. Незадолго до смерти Геддесу пожаловали рыцарский титул.

Дальнейшее развитие идей

Теории сэра Патрика Геддеса были вдохновлены биологией, отточены эмпирическими наблюдениями и безошибочной интуицией, однако ему не всегда удавалось убедительно преподнести свои идеи (впрочем, это нельзя ставить ему в вину, поскольку они на десятки лет опередили свое время); к тому же, не будучи архитектором, он не мог придать своей философии зримую форму. Однако он нашел идеального ученика в лице Льюиса Мамфорда — американского публициста, ставшего впоследствии влиятельнейшим архитектурным критиком своего поколения.

Мамфорд превратил блуждающую мысль Геддеса в связную практическую теорию, сделав региональное планирование одной из центральных идей перестройки США после Великой депрессии. Но это уже совсем другая история, которую мы расскажем вам немного позже.

Текст: Наталия Маркив-Буковская

Перевод с украинского: Мила Кац 


Источники