Поговорили с Катей Тейлор, основательницей Port creative hub, о том, чем теория искусства отличается от практики, почему все так дорого на арт-рынке и как относиться к вещам, чтобы не разочаровываться в них.

Теория

Интересные времена Кати Тейлор: теория и практика искусстваЯ училась в колледже Christie’s Education, где ты можешь получить как полное высшее образование, так и последипломное. На базе своего экономического диплома я училась на специалиста по искусству ХХ-ХХI века. Это был увлекательный курс, который содержал все самые актуальные тенденции в искусстве, мы встречались с актуальными художниками, кураторами, критиками. Ходили в музеи, галереи и мастерские. Изучали разные практики и техники, начиная от маслянной живописи до шелкографии и фотографии.

К слову, когда-то я увлекалась фотографией, но быстро поняла, что вряд ли стану лучшей в этом. Хотя именно с этого начался мой путь в Лондоне. Еще пробовала рисовать. Если тебя не тянет на творчество, ты редко связываешь с этим свою жизнь. И вот тогда я увлеклась историей.

В период обучения у меня был довольно средний английский. Диплом писать было нелегко. Книги приходилось перечитывать по несколько раз, я понимала далеко не все и уж тем более не могла сделать из этого какой-то критический вывод, это была катастрофа. Но со временем из-за того что читаешь бесконечно много, начинаешь ориентироваться и понимать, что к чему.

Я интроверт, мне в принципе сложно общаться с большим количеством новых людей, еще и в другой стране. Я чувствовала себя немножко изгоем, мне сложно было влиться в новую компанию. Хотя мы не просто вместе учились за партой, но и путешествовали. Например, на Берлинскую или Венецианскую биеннале. Это было частью обучения. Это всех нас объединяло, но по-человечески мне было довольно сложно.

Интересные времена Кати Тейлор: теория и практика искусства

Практика

Я не сразу знала, чем хочу заниматься. В течение долгого времени в голове у меня было абсолютно пусто. Почти до тридцати я просто набиралась опыта. И не могла ничего отдавать. У меня была возможность путешествовать, учиться, это огромный подарок судьбы, и я впитывала все, как губка. Мне казалось, что период накопления никогда не закончится, и что я так и не смогу отдавать. У кого-то это получается гораздо быстрее. Я и здесь чувствовала себя изгоем. А потом все изменилось. Просто наступила какая-то ясность в голове, и я точно поняла, что я должна делать. Вероятно, это называется взрослением.

Важно разделять галерейное дело и кураторство. Первое связано с управлением галереей как институцией, которая работает с продвижением художников и продажами искусства. Это рынок и рыночные отношения. А кураторство –– это интеллектуальная практика. Куратор анализирует историю искусства, актуальные тенденции в индустрии, социальные изменения, и, совмещая все это в правильных пропорциях, говорит со зрителем о важном с помощью голосов художников.


Нужно быть экстраординарным художником, чтобы тебя заметили на мировой арене. Если ты будешь делать то, что делали до тебя, это абсолютно никому не интересно.

Почему так дорого

Интересные времена Кати Тейлор: теория и практика искусства

Возможно, это не совсем честная игра, но когда мы говорим о продажах в сфере искусства, по сути, на рынке картина или скульптура является предметом роскоши, как машина или дом. На торгах ее сложно оценивать, как что-либо другое. Это просто желанный объект, за который борется несколько увлеченных покупателей.

Деньги и искусство действительно не обсуждаются широко. Это не принято. Здесь есть свои правила игры, правила арт-рынка. Художник в начале своей карьеры, пока он еще ничего не сделал, а только нарисовал рисунок на листочке, не может требовать за него большую сумму. Условно его работа может быть оценена в сто гривен. Дальше стоимость произведения будет сформирована в зависимости от его профессионального пути, а также от того, насколько он станет влиятельным со временем, в каких институциях и с какими проектами будет представлен. Чем весомее его вклад — тем выше станет цена на рынке.


Никто не покупает произведение искусства за миллион долларов потому что оно столько стоит. Его покупают, потому что два человека уперлись рогами и кто-то из них хочет заполучить трофей.


Что почитать

В свое время меня заинтересовал образ Гертруды Стайн, которая поддерживала художников-авангардистов в начале двадцатого века. Она собирала вокруг себя сообщество, формировала новый класс: интеллектуальный и творческий. Удивительное время, удивительная женщина.

Интересные времена Кати Тейлор: теория и практика искусства

В целом мне интересно все феминистское направление, которое зародилось в 70-х годах ХХ века. И то что сегодня происходит –– это последствия мощного движения семидесятых. Борьба идет не за то чтобы женщины получили какое-то преимущество перед мужчинами, а за то чтобы мы все –– и мужчины, и женщины, получили больше возможностей. Многие до сих пор не осознают этого.

Хотя, конечно, в творческом секторе уровень толерантности в целом намного выше, чем где бы то ни было. И люди относятся с уважением к любым меньшинствам. Иначе вылетишь из кружка. Но не все сообщества такие, и об этом стоит помнить.

В этом направлении есть прекрасное эссе Линды Нохлин «Почему не было великих женщин художниц». Также я очень люблю Сьюзи Ходж. У нее можно читать почти все.

P.S.

Когда мне кажется что все бесполезно, я откладываю дела на следующий день. Нет ничего хуже, чем заставлять себя делать то, что должно тебя вдохновлять. Я могу разочаровываться в людях, в себе, но это, как правило, заканчивается с уходящим днем. Если что-то идет не так, я воспринимаю это как приглашение на танец. Пока ты молод и здоров, все остальное — просто интересные вызовы, которые помогают тебе двигаться вперед.

Записала Инга Гезалян