Наряду с традиционной дипломатией активно развивается публичная дипломатия, которую часто называют «межчеловеческой» — people-to-people diplomacy. Помимо своей неформальности и альтернативности публичная дипломатия интересна множеством принимаемых форм: от образовательной, научной и цифровой до туристической и кулинарной. Сегодня мы расскажем о происхождении термина «публичная дипломатия», ее инструментах и методах, формах и общественном влиянии.

От межгосударственной дипломатии к публичной

По мнению автора первого эссе о публичной дипломатии, декана Флетчерской школы права и дипломатии Тафтского университета Эдмунда Гуллиона, понятие «публичная дипломатия» близко к понятию пропаганды. Основная же представленная им причина для введения нового термина – сложившиеся во всем мире негативные ассоциации с термином «пропаганда». Тем не менее, если прочитать эссе Гуллиона повнимательней и выделить все явления, которые автор включает в понятие «публичная дипломатия», можно прийти к выводу, что «публичная дипломатия» — это куда больше, чем пропаганда.

«Публичная дипломатия связана с формированием и осуществлением внешних политик. Она включает аспекты международных отношений, которые выходят за рамки традиционной дипломатии; влияние правительств на общественное мнение в других странах; взаимодействие частных групп и интересов в одной стране с другой страной; освещение иностранных дел и его влияние на политику; коммуникацию между теми, чья профессия —это коммуникации, например дипломатами и иностранными корреспондентами; и процесс межкультурных коммуникаций». Иными словами, публичная дипломатия охватывает практически все возможные международные коммуникации помимо традиционной двусторонней дипломатии и работы международной организации: от международных студенческих обменов до включения борща в список культурного наследие ЮНЕСКО.

Почему публичная дипломатия так важна и актуальна? Причин несколько. Во-первых, современные международные отношения становятся все более комплексными и разнообразными. Государства все реже выбирают непосредственные военные действия как способ достижения своих внешнеполитических целей. Потому, все важнее становится «мягкая сила» государств — антипод военной или «жесткой силы», а именно, способность добиваться своих целей с помощью убеждения и привлечения симпатий других международных игроков. По мнению автора термина «мягкая сила» Джозефа Ная, основные «активы» для развития «мягкой силы» — это культура государства, его ценности и внешняя политика. Публичная дипломатия же служит каналом для ее реализации и повышения привлекательности государства в глазах других акторов. Во-вторых, публичная дипломатия актуальна, так как она берет во внимание деятельность и взаимосвязи широкого круга субъектов: от государственных культурных фондов до частных компаний, общественных организаций, ученых и Ютуб-инфлюэнсеров. В-третьих, в отличие от традиционной дипломатии, публичная дипломатия сполна учитывает влияние технологических и коммуникационных тенденций на международные отношения, особенно, в контексте цифровой дипломатии.

Кто «делает» публичную дипломатию? Все. Государственные и наднациональные учреждения: Британский Совет, Гете-Институт и Немецкая Служба Академических Обменов (DAAD), Украинский Институт. Государственные и частные университеты. Частные компании: «Макдональдс» и «Старбакс», «Фейсбук» и «Яндекс». Диаспоры. Муниципалитеты. Негосударственные организации и благотворительные фонды: Amnesty International и «Каритас». Национальные олимпийские сборные и футбольные команды. Кинозвезды. Телеведущие и звезды ТикТока. И обычные граждане, принимающие участие в международных образовательных программах, записывающиеся на курсы иностранного языка или оставляющие комментарий под новостями о международных событиях в «Фейсбуке».

Каковы инструменты публичной дипломатии? Классик публичной дипломатии Николасс Кулл выделил пять основных практик публичной дипломатии: слушание (умение прислушаться к целевой аудитории — иностранной общественности), адвокация (продвижение определенного месседжа либо темы), культурная дипломатия, дипломатия международных обменов и международное телевещание. На сегодняшний день, наиболее активно развивается цифровая дипломатия, осуществляемая с помощью интернет-ресурсов, социальных сетей и блогов.

Формы публичной дипломатии

Образовательная и научная дипломатия одна из самых давних форм публичной дипломатии, которая, помимо формирования позитивного имиджа в мире, позволяет государствам-лидерам привлекать талантливых профессионалов и ученых. Ключевые инструменты образовательной/научной дипломатии — стипендии и гранты для иностранных студентов, молодых профессионалов и ученых, а также языковые курсы и различные интеграционные программы. Государства-лидеры в сфере образовательной и научной дипломатии — США, Канада, Великобритания, Германия, Швеция. Много возможностей для студентов и ученых из-за рубежа предлагает Евросоюз: наиболее известны программы обмена «Эразмус», и исследовательские гранты «Мари-Кюри» и «Горизонт 2020». Также последнее время в образовательном и научном поле активизируются так называемые «новые доноры» в Европе, Азии и Латинской Америке, например, Китай, Сингапур, Польша и Мексика.

Помимо государственных фондов, образовательной дипломатией занимается множество неправительственных организаций, в частности, предлагающих короткие программы сотрудничества и повышения квалификации. В отличие от государственных образовательных программ, такие программы часто сильно политизированы и могут быть направлены на поддержку определенных политических сил в государствах, чьим гражданам предлагаются стипендии и поездки по обмену.

Дипломатия международной помощи/грантовая дипломатия. С образовательной и научной дипломатией тесно связана так называемая «дипломатия международной помощи». На негосударственном уровне ключевой инструмент осуществления такой дипломатии — гранты на проекты неправительственных организаций. Финансируемые проекты могут касаться самых разных тем, однако, наиболее часто декларируют цели развития демократии, прав человека и верховенства права в иностранных государствах. В сравнении с образовательной дипломатией, грантовая еще более политизирована. В некоторых государствах местные общественные организации-грантополучатели квалифицируются как «иностранные агенты», что может повлечь серьезные ограничения их деятельности.

Кулинарная дипломатия. Каждое государство ассоциируется с уникальной кухней и традициями приема гостей. Инструменты кулинарной дипломатии — гастрономические фестивали и праздники, мастер-классы по приготовлению борща, пиццы или фондю, книги с рецептами и гастро-туры. На практике, кулинарная дипломатия часто пересекается с «лайф-стайл дипломатией». Например, шведские булочки с корицей (kanebullar) и какао с маршмэллоу — неотъемлемые элементы скандинавской концепции счастья «хюгге».

Ну и куда же без «дипломатии панд». Большая панда — не только редкое животное, занесенное в Красную Книгу, но и важный символ Китая. В середине XX века официальный Китай активно дарил панд иностранным государствам для нормализации и улучшения отношений. Поскольку панд становится все меньше, на сегодняшний день Китай их не дарит, а только предлагает в аренду на десять лет. Ключевая проблема для арендаторов — обеспечить панд достаточным количеством бамбука (так, стоимость питания для одной панды в течение года может доходить до $50 000), так что говорить о бескорыстной панда-дипломатии приходится не всегда.

Итак, сегодня публичная дипломатия — неотъемлемая часть жизни во всех государствах, и ее влияние на общественное мнение трудно переоценить. Помимо больших возможностей, публичная дипломатия, однако, таит и значительные угрозы. Образовательные и научные дипломатические стратегии иностранных государств могут приводить к «оттоку мозгов». Дипломатия международной помощи может повлечь нежелательные политические последствия, а также способствовать зависимости государства от внешней помощи. Цифровая дипломатия создает риски в контексте кибербезопасности и вмешательства в политические процессы. Потому для страны важна как собственная многогранная стратегия публичной дипломатии, так и стратегическое, и тактическое реагирование на вышеуказанные риски.

Автор: Марина Рабинович

Иллюстрации: Екатерина Цвентух