Неправильно было бы говорить, что эпидемии случаются «к лучшему», но как война является спусковым механизмом научного прогресса, так эпидемии и стихийные бедствия катализируют изменения, обнажая те проблемы, на которые во времена поспокойнее не обратили бы внимания. Сегодня мы выясним, какие заключения сделали жители и градостроители прошлого из эпидемий, и попытаемся понять, какой урок мы должны усвоить.

Антонинова чума (165 год нашей эры)

Антонинова чума (также известная как чума Галена — от имени греческого врача, который ее описал), вспыхнула в Римской империи во время правления Марка Аврелия Антонина. Известно лишь, что настоящей чумой заболевания не было, ведь описанные симптомы больше похожи на оспу или корь. Болезнь поразила всю Среднюю Азию, Южную Африку, а римские легионеры, возвращаясь с войны, принесли ее домой. По самым оптимистичным подсчетам, жертвами Антониновой чумы стало более пяти миллионов человек, больше всего пострадали жители столицы и римская армия.

Несмотря на то, что эта болезнь не щадила никого — от нее умер соправитель Марка Аврелия — Луций Вер, имевший доступ к самым лучшим лекарствам и лекарям, в Риме сделали все, чтобы минимизировать потери.

Во время эпидемии Марк Аврелий утвердил пакет законов о погребениях. Никому из богачей под страхом серьезных санкций не позволялось возводить саркофаги или гробницы на территории вилл — только на публичном загородном кладбище. Государство покрывало расходы на погребение бедных слоев населения, но не только из личных убеждений императора о праве всех на посмертное достоинство. Просто чем больше тел было захоронено должным образом за пределами города, тем меньше шансов на распространение этой болезни или сопутствующих, развивающихся во время разложения мертвой плоти [1]

Некоторые законодательные нормы, касающиеся градоуправления, особенно правил захоронений, актуальны до сих пор. Например, положение о содержании и охране могил и захоронение умерших, инфицированных особенно опасной болезнью в Законе Украины «О погребении и похоронном деле». [2] Хотя люди все еще пытаются их нарушать, забыв, какой кровью эти правила были написаны.

Юстинианова чума (541–542 годы нашей эры)

Эта пандемия, названная в честь тогдашнего византийского базилевса Юстиниана I, лишила жизни примерно четверти населения планеты. В отличие от Антониновой, эта чума была настоящей, ее можно считать прабабушкой Черной смерти, опустошившей средневековую Европу.Хотя медицинская реформа Юстиниана началась за несколько лет до эпидемии, именно во время вспышки чумы врачи начали работать на опережение, в частности развивая общественную медицину. Объединение светских врачей и религиозных учреждений позволило удвоить количество мест, где оказывали помощь. Теперь они были расположены более равномерно по городу и могли принимать больных эффективнее. Фактически верующие той или иной церкви были приписаны к ней, как сейчас к районной больнице.

Однако главной инновацией, которая замедлила темпы распространения болезни, стало создание своеобразных инфекционных отделений и карантинных центров — ксенонов (тогдашних хостелов) за пределами города, где обычно находили приют странники. Там больным оказывали базовую медицинскую помощь, не оставляя их совсем беспомощными в пути и не позволяя возвращаться домой с болезнью. [3] Фактически Юстинианова чума заложила основы гражданского здравоохранения в том виде, в котором они известны современному миру.

Черная смерть (1346–1353 годы)

Чума в средневековой Европе, известная как Черная смерть, стала олицетворением всех эпидемий. Ассоциация с мрачными улицами, которыми шествуют черные, похожие на воронов, фигуры, вызывает ужас до сих пор. Та вспышка забрала от 50 до 200 миллионов жизней, однако даже после этого чума не была побеждена. Она терроризировала человечество вплоть до XVII века, но дала ли что-то взамен, кроме образа «чумного доктора»?

Несмотря на утраченные во время Средневековья знания, дело Юстиниана в Европе продолжалась. Главным способом предотвратить эпидемию все еще считалась изоляция больных. Сначала их держали под наблюдением 14 дней, затем этот срок был увеличен до 40 (итальянское quarantinario — сорокадневный — стало прародителем привычного нам карантина).

К созданию придуманных византийцами карантинных центров и госпиталей, добавились другие важные составляющие: например, организация централизованного доступа к чистой питьевой воде, процедуры дезинфекции (хоть знаний о дезинфекции было еще мало, но важность уже осознавали), вывоз мусора и отходов. [4] Власти каждого города пытались решить проблему по-своему: так, во французском Абвиле было запрещено мочеиспускание на улицах, а в Руане требовали построить отдельные туалеты в каждом доме, а для уборки грязных мест, таких как рынки, нанимали дополнительные бригады рабочих. [5]

Как бы жестоко это ни звучало, но Черная смерть и последующие вспышки чумы сделали для развития городской инфраструктуры намного больше, чем реформы спокойных времен.

Вам будет интересно: Чем великие люди занимались во время карантина

Итальянская чума (1347–1348 годы)

Во время одного из отголосков Черной смерти в Италии умерло не так много людей. Однако в эпоху Возрождения именно эта эпидемия катализировала развитие многих отраслей — как медицины, так и урбанистики.

Путешественники и потенциально больные, находясь на карантине в лазаретах (lazzaretto), надеялись на милость Божию. Однако тогдашние врачи уже знали, что доступ к свежему воздуху, чистой воде, индивидуальным средствам гигиены, туалетам и мытью сильно повышает шансы на выздоровление.

Именно после этой эпидемии гениальный Леонардо да Винчи подытожил опыт лазаретов в своем проекте идеального города — фактически, таким мог быть «умный город» 500 лет назад. В нем здания имели разную высоту, чтобы солнце максимально освещало их. Улицы такие же широкие, как сами дома, были бы пешеходными зонами, где свободно циркулировал воздух. Грузы доставлялись бы сетью подземных трасс и каналов, которые к тому же обеспечивали дома постоянным доступом к проточной воде и позволяли избавляться от отходов. [6]

Желание навсегда избежать катастрофических последствий будущих эпидемий стало причиной создания первого в истории плана эпидемиологически безопасного города с развитой и продуманной инфраструктурой. К сожалению, планы да Винчи частично начали воплощаться в жизнь только с приходом XIX столетия. Так, барон Осман, реконструирующий Париж во времена Наполеона III, позаимствовал из «Атлантического кодекса» Леонардо да Винчи вертикальное зонирование и хорошо освещенные и вентилируемые улицы. [7]

Читать еще: Если бы розенкрейцеры строили города: утопия Иоганна Валентина Андреэ

Третья пандемия холеры (1852–1860 годы)

Самая смертельная из семи пандемий холеры и самая страшная вспышка этого заболевания XIX столетия, собрала урожай из миллиона душ. Холера пришла в Европу из Азии и Африки и поразила крупнейшие города с их несовершенной канализацией. Заболевание легко передавалось из испражнений больных в питьевую воду здоровых.

Многим известна история английского врача Джона Сноу, который открутил ручку от помпы, заметив, что количество случаев заболевания резко увеличилось именно в тех домах, где брали воду из этой колонки. Люди начали ходить в другие кварталы за водой, и это уменьшило количество заболеваний в окрестностях и подтвердило теорию врача, что холера передается через воду. Это открытие имело выдающиеся последствия и для урбанистики. Фактически, холера завершила трансформацию системы канализации, которую начала Черная смерть.

Начатые в Англии Эдвином Чедвиком реформы по внедрению «артериально-венозной» системы в городах с трубами водоснабжения и водоотведения ускорились в разы, а общественное здоровье стало вопросом государственного уровня. После вспышки холеры вся Англия была разделена на санитарные округа. Во главе каждого — ответственный, обязанный подавать предложения по улучшению эпидемиологического состояния в соответствии с потребностями региона. [8]

Пандемия испанского гриппа (1918–1919)

В эти относительно недалекие годы, когда уже знали о пастеризации, бактериологии и общественном здоровье, вирус испанского гриппа — невидимый для тогдашних микроскопов и недосягаемый для антибиотиков — унес более миллиона жизней и показал все недостатки системы здравоохранения.

Самой главной проблемой была даже не загрязненность улиц пометом животных, а иногда и падалью, и практически отсутствие доступа к медицинскому обслуживанию, а спесь. Богатые слои считали городские трущобы, полные иммигрантов, бедняков и просто несчастных людей, которые потеряли все, источником заразы и безнравственности. Однако они не делали ничего для улучшения их состояния, считая, что изоляции «проблемных» районов будет достаточно, чтобы «хорошие» зажиточные люди не пострадали.

Церковь и Апокалипсис: как подготовка к концу света повлияла на церковную архитектуру

Вирус доказал, что это не так. Эпидемия пришла из казарм военных и развилась в районах, где скопление людей было большим, а уровень жизни (питание, гигиены, комфорта) — низким. Однако вирус не различал ни классов, ни богатства, равно убивая и тех, кто имел доступ к лечению, и тех, кто был его лишен. Именно тогда, не из милосердия, а ради выживания, высокомерные жители городов были вынуждены обратить внимание на нищие районы и облегчить их существование. Многие страны после этого ввели социальную медицину, бесплатную для нуждающихся, вместо того чтобы сжигать дотла их дома, иногда с самими жителями… [10]

Эпидемия «испанки» заставила мир понять, что проблемные районы города нельзя просто изолировать, потому что рано или поздно их проблемы станут общими. Только улучшение уровня жизни на депрессивных территориях может обезопасить общество от необратимой катастрофы. [11]

Коронавирус COVID-19 (2019-?)

Сложно прогнозировать, насколько тяжелой и затяжной будет текущая пандемия. Однако наверняка можно сказать уже сейчас: современный мир прошел первую общую боевую тревогу. Никогда еще общество не было столь глобализованным, не имело потребности действовать настолько сплоченно в масштабе планеты. Усвоит ли оно этот урок? И усвоят ли его граждане, имеющие наиболее комфортные условия для карантина в истории человечества — службы доставки, онлайн-шопинг и стриминговые сервисы — но все еще сомневающиеся в необходимости соблюдения изоляции?

Текст: Дарья Цепкова


Источники:

[1] Marcus Aurelius: A Biography. Anthony R Birley

[2] Закон України “Про поховання та похоронну справу”

[3] The plague of 542: not the birth of the clinic. John Atkinson

[4] Public Health in the Middle Ages. Encyclopaedia Britannica

[5] Fighting the plague in medieval towns

[6] The city designed by Leonardo da Vinci that was centuries ahead of its time. Tania Alonso

[7] Leonardo da Vinci designed an ideal city that was centuries ahead of its time. Alessandro Melis

[8] Public Health Reforms in the 19th Century

[9] The World Changed Its Approach to Health After the 1918 Flu. Will It After The COVID-19 Outbreak? Laura Spinney

[10] “Spanish Flu, or Whatever It Is. . . .”: The Paradox of Public Health in a Time of Crisis. David Rosner

[11] 1918 pandemic morbidity: The first wave hits the poor, the second wave hits the rich. Svenn-Erik Mamelund