Про масонов так или иначе слышали все — а вот как они повлияли на архитектуру? Разбираемся совместно с одесской инициативой «Рибасова Балка».

Символика масонства так или иначе связана с архитектурой и на практике, и в теории. Само слово mason означает каменщик, freemason — вольный каменщик. В буквальном смысле у истоков масонства стояли архитекторы-строители готических соборов, многие из которых владели навыками каменщиков. Они собирались на строительные советы каждого нового собора из разных городов и стран – и опытные, и начинающие.

Эти «сборища» людей, объединённых общими профессиональными интересами, постепенно вырабатывали свои ритуалы и выстраивали иерархию. Культивировался принцип герметичности — для возведения подобных сооружений, символизирующих Бога и его замыслы, требовался доступ к тайным знаниям. Их сакральность питалась из нескольких источников, включающих помимо Священного Писания учения Востока, Древнего Египта, идеи античных времен, Каббалу, работы Гермеса Трисмегиста (основателя геометрии) и т.п. Всё это сильно отличало их от традиционных ремесленных гильдий. На обкатывание всех этих вещей уходили века – столько, сколько строились соборы.

У «готических» истоков

Первым готическим собором в Европе стал главный храм аббатства Сен-Дени (1137–1144 годы). Его строитель, аббат Сугерий (1081–1151 годы) написал трактат «Об освящении церкви Сен-Дени», где описал символичность всех элементов архитектуры готических храмов. Этот труд стал руководством для его последователей и оказал громадное влияние не только на развитие стиля, но и на формирование строительных артелей–школ, передающих знания и опыт из поколения в поколение.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Одновременно с Сен-Дени французский зодчий и каменщик Гийом де Санс (Гильом из Санса) строил кафедральный собор святого Стефана в Сансе (1137–1164 годы), где впервые применил в конструкции перекрытий стрельчатый свод. По сути, это первый готический собор во Франции.

Затем Гийом де Санс перестраивал клирос Кентерберийского собора после пожара (1174–1220 годы), вырвав право на эту работу из рук других английских и французских зодчих именно благодаря успеху Санского собора. Готика была абсолютной инновацией для Англии, но стараниями Гийома стала повсеместной архитектурной практикой. К сожалению, этот быстрый взлёт закончился печально: зодчий неожиданно сорвался со строительных лесов в 1179 году. Почти полностью парализованный, он пытался руководить строительством из кровати, направляя своего помощника, но вскоре умер. Один из хронистов того времени, монах Гервазий Кентерберийский, считавший де Санса чересчур заносчивым и амбициозным, назвал это происшествие «местью Бога или досадой Дьявола». Считается, что Гийом участвовал и в строительстве Нотр-Дама в Париже (1163–1182 годы).

В этот же период строился Шартрский собор (1194–1220 годы). В украшении пола под куполом размещён узор в виде лабиринта в круге с шестилепестковым центром. Его принято связывать с Печатью Соломона — двумя плетёными треугольниками в виде звезды с шестью точками между углами.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Готические храмы были переполнены разнообразной символикой. Особое значение играл круглый оконный витраж — роза. Появление необычного стиля и новой символики было связано с первыми крестовыми походами в Святую землю (1096–1099 и 1147–1149 годы) и с основанием рыцарских орденов, прежде всего госпитальеров (1099 год) и тамплиеров (1119 год). На святой земле они занимались поиском документов и реликвий, связанных с жизнью Христа, восстанавливали святыни и защищали их от мусульман. Были исследованы остатки храма Соломона, выполнены первые реконструкции, восстановлена гробница Христа. Отсюда и название — храмовники (тамплиеры), то есть Орден бедных рыцарей храма Соломона.

На Ближнем Востоке крестоносцы основали первые христианские государственные образования, включая в сферы своего влияния острова (Родос и Мальту) и материковые земли Европы. Они намеревались создать государство нового типа, основанное на учении Христа и других философских идеях.

Таким образом, теоретической основой масонства является «строительство» справедливого общества, «храма» порядка мироздания. И в этом смысле источниками учения могут служить все философы, рассуждающие об идеальном государстве, начиная с самого царя Соломона и в особенности Платона. Добавив к этому всему эволюцию учения и бесконечные его разветвления, мы имеем очень широкий спектр общественных организаций, так или иначе причисляющих себя к масонству.

Они имеют различные истоки своего происхождения, разнятся в символах и ритуалах, но общим для них является элитарность, влиятельность и разумная «секретность». Не каждый правитель допустит существование неконтролируемой организации, рассуждающей о лучшем государственном устройстве, возможном лишь при узурпации власти различными способами. Собственно, такой конфликт привёл к запрету в 1312 году и жестокой расправе над Орденом тамплиеров в 1307–1314 годах.

Выход из тени

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Лишь в эпоху Просвещения идеи масонства стали востребованы. Власть обновлялась, становилась более открытой. Первыми появились масонские ложи в Англии. Предпосылка была вполне прозаической — пожар 1666 года уничтожил почти весь деревянный Лондон. Восстанавливать город собралось великое множество каменщиков. Но эти «масоны» уже отошли от мистики Средневековья. Вокруг витали идеи Галилео Галилея, Джордано Бруно, Исаака Ньютона, вольнодумствующих философов и литераторов того времени, которые повлияли на обновление и символики, и ритуалов «тайного общества». Всё это очень хорошо описано в книге историка архитектуры Джеймса Стивенса Керла «Масонство и Просвещение: архитектура, символы и влияние». Керл называет себя первопроходцем, обвиняя прочих «академистов» в трусливом уклонении от серьёзных исследований в этой области.

До создания Объединённой великой ложи масонское движение действовало в двух степенях — ученика и подмастерья. Великая ложа требовала высшего ранга — мастера (Великого мастера). Собственно, он и до того существовал, но в виде незримого Великого архитектора вселенной. Он изображался в виде глаза в треугольнике (дельте) в сиянии (лучезарном) — Всевидящее око. Изображение лучезарной дельты над усечённой пирамидой означало всемирный порядок и иерархию, связывающую небо и землю (в отличие от обычной пирамиды, которая показывала лишь прочность и устремленность к небу).

Важными символами практически всех масонских объединений являются строительный угольник и циркуль (земное и небесное), пламенеющая пятиконечная звезда (пентаграмма — пять чувств), лестница в перспективе (восхождение), чёрно-белая мозаика (равновесие добра и зла, символ, выросший из средневековой чертёжной доски), мастерок, фартук, перчатки, галстук (петля — важный символ ритуала посвящения), резец и молот.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

В 1717 году несколько лож принимают решение о создании Объединённой великой ложи. Это произошло 24 июня, в день Иоанна Крестителя, являющегося одним из покровителей масонов (как, кстати, и Ордена госпитальеров, отчего их ещё называли иоаннитами). В 1723 году в Лондоне была опубликована конституция масонства (автор — Джеймс Андерсон), унифицировавшая все «процессуально-нормативные» различия.

Сегодня Великая ложа — добровольное объединение нескольких лож в границах определенного государственного (автономного) образования, поскольку повлиять на общественное устройство реально лишь в рамках устоявшихся границ. Основная масса существующих в мире лож вообще не ставит таких глобальных задач, а занимается решением проблем своей небольшой городской общины.

По слухам, масонству отдали дань почти все английские монархи, начиная с Георга I (1714-1723).

Легендарный архитектор Кристофер Рен также стал «вольным каменщиком», причем в возрасте 70 лет, о чём сообщает «Книга конституций» 1728 года (переизданная версия). Более того, Рен был избран Великим мастером.

Выход из тени позволил масонам впервые обратиться к архитектуре специальных зданий. До того их собрания традиционно проводились в арендуемых помещениях таверн, а ритуалы проводились в специально устроенных скрытых подвалах и подземельях. Впрочем, первый масонский зал был построен всё же не в Англии, а во Франции, в Марселе, в 1765 году. Увы, он не сохранился.

Спустя 4 года, в 1769 году Великая ложа Англии также решает построить собственное здание и в 1774 году приобретает нынешний участок на Грейт-Квин-стрит в центре Лондона, с таверной, уже ею облюбованной, и с садом во дворе.

Первым архитектором нового зала масонов стал Томас Сэндби*, который победил в конкурсе на лучший проект. Он выстроил зал прямо на месте сада, объединив существующую таверну и здание в глубине двора, где разместились комнаты для встреч. Открытие состоялось 23 мая 1776 года. Прямоугольное широкое помещение, ритмически украшенное прямоугольными пилястрами с апсидными (арочными) нишами с обеих сторон, фланкированными круглыми колоннами. В одной нише было установлено кресло Великого Мастера, в другой — орган. За этот проект масоны наградили Сэндби званием «Великого архитектора».

В 1820-е годы выдающийся архитектор Джон Соун**, известный своими связями с масонами с молодых лет, член ложи, проводит некоторые перепланировки таверны и комнат для переговоров. Помещения трапезной, комнат для общения в узком кругу за круглым столом и зал торжеств становятся каноном в планировочных решениях других лож. Ну и, пожалуй, подземный тайный зал для особых ритуалов. Практически все объекты Соуна имеют те или иные масонские символы.

В 1862–1869 годах архитектор Сэмюэль Пепис Кокерелл***, член Шотландской ложи, значительно расширяет первоначальный зал, но оставляет его внутреннее оформление в строгом классическом стиле. Часть выполненного им фасада сохранилась по сей день в виде «комнат Коннота». Зал масонов не устоял в беспощадном пожаре 1883 года. Никакие последующие ремонтные работы не смогли устранить ущерб.

Новое — хорошо забытое древнее (Храм на все времена)

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

В 1925 году по инициативе принца Артура, герцога Коннауктского и Страхарнского (младшего сына Королевы Виктории), великого мастера Объединённой великой ложи Англии в 1901–1939 годах, проводится международный архитектурный конкурс на новое здание в Лондоне. Оно должно было стать ещё и мемориалом памяти 3225 масонов, погибших на полях сражений Первой мировой войны. Победили Генри Виктор Эшли и Винтон Ньюман.

На сложном ромбообразном участке в 1927–1933 годах они возводят величественное здание в стиле ар-деко с использованием металлоконструкций для перекрытия больших пространств. Главный фасад со ступенчатой квадратной башней выступает скошенным углом на небольшую прямоугольную площадь. Здание занимает площадь в 0,9 гектара и в плане выглядит скошенной пирамидой благодаря трём лучам симметрично расходящихся объёмов. Центральный, располагаясь почти по оси запад–восток, и является Великим Храмом вместимостью около 2 тысяч человек.

Купол потолка украшен мозаикой, включающей масонские символы (7 звезд — 7 гуманитарных наук) и герб принца Артура. По углам — аллегорические фигуры четырёх добродетелей: благоразумия, умеренности, стойкости и справедливости. Здесь же установлена массивная органная труба. Из вестибюля в Великий Храм ведут ворота из литой бронзы (12 футов высотой, 4 фута шириной), украшенные барельефом со сценами из жизни царя Соломона. В пределах здания расположены ещё 23 малых масонских храма в стиле ар-деко, причём дизайн интерьеров не повторяется.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Есть здесь и библиотека с богатейшей коллекцией книг, архивных документов и музыки масонской тематики, и музей с артефактами, содержащими масонскую символику. Первоначально здание назвали «Масонским мемориалом мира», но в 1939 году изменили название на «Freemasons Hall» в связи с началом Второй мировой войны. С 1985 года оно открыто для публики. И здесь в главном фасаде считываются древние описания легендарного Храма Соломона. Его образ имеет важнейшее значение в символике масонства, являясь тем самым «храмом» мироздания, который строили скромные каменщики — члены многочисленных лож.

Храм Соломона по преданию был построен зодчим из Тира Хирамом Абиффом в 950 году до н. э. Уже в 586 году до н. э. он был разрушен, не сохранилось никаких его изображений. В Пятикнижии есть несколько его упоминаний и описаний: в 3-й книге Царств (3Цар., гл. 6–7), 2-й книге Паралипоменон (Хроник – 2Пар., гл. 2–4), а также в книге Иезекииля (Иез. 40–48).

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Исследователи предположили, что в архитектуре храма должны присутствовать элементы культового зодчества Древнего Востока, поскольку его архитектором был финикиец. Реконструкцию здания в свое время выполнили даже рыцари-крестоносцы. Они считали, что храм был высоким и монументальным, возвышаясь над остальными постройками Верхней крепости в виде романской базилики.

Для многих архитекторов XVIII века храм Соломона имел «квазимифический» статус идеального архетипа всех зданий. Свою реконструкцию сложного планировочного решения построек храмового комплекса предложил даже Исаак Ньютон (1642–1727). И здесь не важно, соответствуют ли эти реконструкции действительности, — они активно используются архитекторами при поиске образа нынешних масонских храмов. Как, например, масонская ложа в Детройте или в Аллентауне.

Любопытно, что Хирам Абифф уже тогда делил всех участников строительства на три класса: высшее руководство строительством, бригадиров и простых рабочих. Это послужило прообразом степеней масонства. На три яруса были поделены галереи вокруг святилища. Оно в свою очередь состояло из трёх частей: притвора (вестибюля), основного зала (святилища) и святая святых — помещения пребывания Бога. К святилищу вели ритуальные лестницы.

У входа в храм были установлены две колонны — северная Боаз и южная Яхин, символизируя мужское и женское начала, Землю и Космос. Внешне они напоминают исписанные иероглифами обелиски, которые устанавливали перед египетскими храмами. При этом их конструктивная функция не совсем ясна. Одни считают, что они поддерживали портик, другие — что они просто стояли у входа и ничего не несли, то есть символически на них опиралось небо, а третьи — что они стояли над портиком.

Эти две колонны играют особую роль в масонской архитектуре. Их активно использовали в порталах готических соборов. Их часто можно встретить в Больших и Малых залах, свободно стоящие или реально несущие балки. Они украшают главный фасад Лондонской ложи. Кристофер Рен строил собор святого Павла в лучших традициях палладианства, уйдя от удушающей моды на готику, но оставив в проекте парные колонны (отсылка к Боаз и Яхин). Эта же «парочка» украшает Зал масонов в округе Остербро в Копенгагене (1923), штаб-квартиру Датского ордена масонов.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Современный комплекс Сиднейского центра масонов вроде бы свободен от цитирования «архетипа». Но это бетонное комбо из подиума и 24-этажной башни, балансирующей словно на булавочной головке, глубинно отсылает к мистическим конструкциям древности. Архитекторы бюро Joseland & Gilling спроектировали подиум и башню в начале 1970-х годов как штаб-квартиру Объединённой великой ложи Нового Южного Уэльса. Но с 1974 по 1979 годы был возведен только подиум.

Спустя десятилетия пространство над подиумом было продано застройщику вместе с планами строительства стеклянной навесной башни. Новый владелец проникся красотой «первородной» идеи, и башня взлетела ввысь, поражая смелостью решения на основе ускользающей иллюзии равновесия. Конструкция опирается на центральный лифтовой каркас без периметральных колонн — и это зависание заставляет «зависать» и зрителя.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Бруталистское здание Dallas Brooks Hall (1969 год) в Мельбурне ещё дальше от «храма». Только угольники и циркули на фасаде говорят, что концертный холл — это прежде всего штаб-квартира Объединённой великой ложи Виктории.

Современная масонская архитектура уже не следует буквально историческим паттернам и, как правило, многофункциональна. Но если есть желание посмотреть именно «мировую классику», прилагаем ссылку на список объектов.

От расцвета до заката

Архитекторы-масоны могли особенно ярко проявить всю символику и структурную иерархию общественного устройства в градостроительстве, пользуясь простыми геометрическими формами в планировке — квадратом, кругом и треугольником. Впрочем, независимо от какого-то символизма, эти формы широко используются по причинам элементарной функциональности, санитарии и общей эстетики.

Можно было бы выделить трёх- или пятилучевую планировочную структуру в градостроительстве, но и она не всегда связана с масонами. И всё же, считается, что такая связь есть в реконструкции Парижа, в проектах Петербурга, Вашингтона, Карлсруэ и многих других городов. Ведущими масонскими странами в Европе традиционно считались Италия, Франция, Англия, Шотландия, Ирландия и Германия.

Деятельность масонских организаций играла большую роль в борьбе за независимость. Ярким примером здесь может служить США. В борьбе за свободу от монархии Франции или за независимость Греции принимали участие одесские масонские ложи. Особенно активизировалась работа в период падения европейских империй в конце XIX – начале ХХ века.

США с момента обретения независимости в 1775 году стали тем прообразом страны, о которой масонские ложи мечтали многие столетия. Известно, что 14 американских президентов, начиная с Джорджа Вашингтона, были членами масонских лож. И мемориал Вашингтона очень показателен в плане ненавязчивого масонского влияния.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Расцвет масонского движения пришелся на вторую половину XIX – начало ХХ века. Ложи существовали практически в каждом крупном и среднем городе. Градостроительство США пестрит символикой и формальными приемами в виде звездообразных круглых площадей, радиальных и треугольных структур. В городах строили довольно крупные масонские храмы. В них помимо классических помещений размещались лектории, библиотеки, кино- и концертные залы, музеи, коммерческие и офисные зоны. С разразившимся кризисом в 1920-е годы содержание громадных площадей стало весьма обременительным для многих обществ. Значимость и влиятельность организации была сильно подорвана, количество членов резко упало.

В наше время здания масонских обществ практически не строятся, либо имеют дополнительную функцию. Яркий пример — масонский шотландский храм в Лос-Анджелесе, построенный в 1961 году. Великолепное здание с роскошными интерьерами, включающее зал на 2000 мест, столовую на 1500 мест и другие общественные помещения, спроектировал известный художник и дизайнер Миллард Шитс, не масон, но охотно приглашаемый для оформления «масонских» объектов.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

С 1990-х годов храм стоял заброшенным, и только в 2017-м за него взялся тайский архитектор Кулапат Янтрасаст (wHY Architecture and Design). Ему поручили приспособить храм под музей современного искусства (под эгидой Marciano Art Foundation). Теперь здание стало пристанищем для арт-объектов, таких как синяя пластиковая собака Пола Маккарти, манга-скульптуры Такаши Мураками, «инфернальные» работы Джима Шоу.

К слову, «Музей париков» Шоу тоже здесь. После того, как здание было приобретено братьями Марчиано, основателями Marciano Art Foundation, масоны оставили большую часть декораций и костюмов, и Шоу, который «присваивал» театральные декорации с 2004 года, использовал некоторые из них.

Центральным элементом является удивительный масонский «задник», изображающий ад, наполненный драконами, змеями и обнаженными телами, падающими в огненные глубины, которые для дополнительного эффекта подсвечены разноцветными огнями. В общем, настоящее шоу на оригинальном историческом материале.

Стоит подчеркнуть, что масонские ложи являются неправительственными общественными организациями, часто благотворительными. Позволить себе строительство собственного здания могли единицы, даже обустройство Зала собраний требовало расходов, несоизмеримых с его загруженностью. Поэтому нередко архитекторы-масоны предлагали проводить заседания и встречи в зданиях, которые они проектировали для других целей и за чужой счёт, для организаций и обществ, где они сами были членами или сотрудниками. Например, здания технических и научных обществ, бирж или музеев с выделенными общественными зонами, актовым залом, кафе, лекториями.

Масонская Одесса: сохранившиеся знаки

Одесса была третьим городом по величине в Российской империи после столиц, большим морским портом и удобной связью с европейским Средиземноморьем, а потому являлась одним из крупнейших центров масонского движения. Известно, что одесский архитектор Александр Бернардацци был членом одной из одесских лож. В Одессе действовало как минимум четыре своих ложи и множество филиалов, но не было специальных масонских зданий.

Собирались на квартирах, в подвалах и ресторанах. Но если присмотреться к Новой Бирже на углу Пушкинской и Бунина (ныне Филармонии), то мы увидим здание с классическим набором помещений, с клубными залами, большим ритуальным залом и многим другим, а главное — оформленное по всем правилам со всей символической нагрузкой.

Архитектура масонства: от Храма Соломона до Одесской Биржи

Красноречива и планировка города: пятиугольная Преображенская площадь, треугольная Екатерининская, наконец самый грандиозный и показательный комплекс — Большая лестница на Приморском бульваре с памятником Дюку — не что иное, как усечённая пирамида со всевидящим оком, если смотреть на комплекс от подножья лестницы. Напомним, что в Одесском краеведческом музее есть отдельный зал, посвященный истории масонства.

Еще один масонский объект в Одессе — ложа, располагавшаяся в загородном доме Карла Вильгельма фон Толля в Люстдорфе. Это был один из самых благоустроенных пригородных поселков Одессы на берегу моря: к слову, именно здесь в 1907 году запустили первый одесский трамвай, за три года до пуска в самом городе, шедший по маршруту Люстдорф – 16-я ст. Большого Фонтана. И здесь же в усадьбе Толля устроитель одесского ботанического сада, французский натуралист Яков Десмет разбил прелестный сад на берегах Рибасовой Балки (Иосиф Де-Рибас был первым владельцем этого имения).

Участник и организатор сражения под Бородино, Карл Толль редко бывал в этом имении, занимая высокие должности. Считается, что жил он здесь с 1820 по 1824 гг., но в это же время он числился при Главном штабе и руководил училищем колонновожатых, с 1823-го исполнял обязанности начальника штаба 1-й Армии, а в 1824 г. стал начальником Главного штаба действующей армии. Говорят, в его усадьбе в 1820 г. бывали декабристы, члены масонской ложи «Трех добродетелей» Михаил Лунин и Никита Муравьев. Однако сам Толль отличился как раз усердием в подавлении Декабрьского восстания.

Более «публичным» Люстдорф стал, когда здесь открылись санатории. В усадьбе Толля – санаторий Антона Вирта, а ниже по балке – виллы «Китти» и «Нелли». Вилла «Китти» принадлежала шотландцу Фрэнку Валькоту, сын которого – художник-архитектор Вильям Валькот – автор гостиницы «Метрополь» в Москве, учился в 1890-х гг. в Академии художеств. И, видимо, с «легкой руки» Вильяма в Люстдорфе появились Иван Бунин, Александр Куприн, Велимир Хлебников, а его компаньон Михаил Врубель стал отдыхать здесь регулярно.

Как выглядела усадьба Толля первоначально, к сожалению, неизвестно, но говорят, что на высокой веранде, на которую со стороны балки вела лестница, стояли две колонны, ничего не несущие – «Боаз» и «Яхин». Сейчас найти это место можно, добравшись до остановки «Санаторий Иванова» в Люстдорфе, улица Прибрежная, 17.

Если настроить оптику в соответствующем направлении, можно разглядеть знаки, которые подает масонство, даже в, казалось бы, хорошо знакомых архитектурных объектах. И хотя это широкое поле для разного рода спекуляций, несомненно, архитекторы-масоны оставили яркий след в «вещественном воплощении» идей вольных каменщиков.


*Томас Сэндби (1721–1798) — английский чертёжник, художник-акварелист, архитектор, педагог. В 1743 году он был личным секретарём герцога Камберленда, который впоследствии назначил его заместителем рейнджера Виндзорского парка, где он отвечал за значительную работу по благоустройству. Вместе со своим младшим братом Полом он был одним из основателей Королевской академии (1768 год) и её первым профессором архитектуры.

**Сэр Джон Соун (1753–1837) — английский архитектор-палладианец, представитель классицизма. Отличительными чертами его работ являются чистые линии, простые формы, детализация, осторожные пропорции и умелое использование источников света. Наиболее известная его работа – здание банка Англии в Сити.

***Сэмюэль Пепис Кокерелл (1753–1827) — английский архитектор, археолог и писатель. На его счету крупные археологические открытия в Греции. Назначенный профессором архитектуры в Королевской академии художеств, он занимал эту должность в период с 1839 по 1859 годы. Написал множество статей и книг по археологии и архитектуре. Стал первым обладателем Королевской золотой медали за архитектуру в 1848 году и президентом Королевского института британских архитекторов в 1860 году.

Материал был дополнен разделом про масонские объекты в Одессе вскоре после выпуска, 1.05.20.

Текст: Юлия Манукян


Источники:

  1. Architecture and Speculative Masonry http://www.themasonictrowel.com/Articles/degrees/degree_2nd_files/architecture_speculative_architecture/architecture_speculative_masonry.htm
  2. Объединённая великая ложа Англии https://www.ugle.org.uk/
  3. Museum of Freemasonry, London https://museumfreemasonry.org.uk
  4. Великая Ложа Шотландии https://www.grandlodgescotland.com/
  5. Was Sir Christopher Wren a Mason? http://www.skirret.com/archive/misc/misc-w/wassirchristorpherwrenamason.html
  6. Architect to a king: Sir John Soane, Freemason with unique style https://www.freemasonrytoday.com/features/historic-architect-to-a-king-sir-john-soane-freemason
  7. The Five Noble Orders Of Architecture https://www.masoniclibrary.org.au/research/list-lectures/114-the-five-noble-orders-of-architecture.html