Биография одесской художницы Юлии Яланжи несколько нетипична: пока ее ровесники штудировали академрисунок и ходили на пленэры, Юлия получала техническое образование в Политехе. Уже на старших курсах она увлеклась рисованием, позже ушла в дизайн – а потом буквально ворвалась в художественную жизнь Одессы со своими трехмерными объектами, которые и сейчас можно увидеть в некоторых заведениях, например, под потолком Urban Music Hall. 

Отдельной главой стала школа неформального художественного образования Yalanzhi Education, где, помимо стандартных рисунка и живописи, изучали «практики цвета» и «осознанное искусство». Мы побеседовали с Юлией о том, с какой стороны лучше подойти к современному искусству желающим приобщиться и как помочь ребенку развить творческий потенциал. 

Юлия Яланжи: «Институты выпускают первоклассных ремесленников – но не художников»

Техника, фантазия и открытость

Что бы вы посоветовали человеку, который хочет заняться творчеством, но не знает, с чего начать?

Нужно просто начать делать. А затем сделать выводы: в какое русло перенаправлять энергию, что менять или совершенствовать. Вопросы типа «А что именно вас вдохновило?» или «Как начать?» — пожизненная прокрастинация. Другой вопрос, «Какими средствами? Какими методами?» — любыми. Рисуйте чем и на чём угодно. Здесь также не работает отговорка «нет времени или денег». Это можно делать ночами, можно делать на газетах. 

Чему в первую очередь нужно учить человека, который хочет стать художником? Можете назвать три основных навыка, необходимых будущему художнику?

Современного художника определяет совокупность факторов — технические навыки, развитая фантазия, его личность. Плюс, конечно же, желание менять и развивать мир и интеллектуальная составляющая.

В первую очередь нужно научить человека мыслить. Мы учим детей выстраивать истории, применять известные материалы и новые технологии, экспериментировать с подачей. Для этого не всегда нужно быть совершенным во всех техниках, главноебыть открытым для свежих идей и концепций.

Рисовать, как и играться с конструкторами, нужно с самого раннего возраста

В рамках наших курсов дети могут приходить в мастерские художников и ремесленников, чтобы там совершенствовать свои навыки. Мы на это вдохновляем, но не ставим своей целью повысить ремесленнические качества каждого ребёнка.

Юлия Яланжи: «Институты выпускают первоклассных ремесленников – но не художников»

«Нарисовать» нейронные связи

Существует ли «идеальный возраст» для начала занятий рисованием?

Во-первых, рисование — это один из способов самовыражения в детском возрасте, а также развитие моторики, понимания цвета и формы, тактильных ощущений. Поэтому рисовать, как и играться с конструкторами, нужно с самого раннего возраста. Мазать ладошками, чувствовать фактуру, цвет, вкрапления. Понимать, как человек своим прикосновением может менять все вокруг. 

Во-вторых, рисование, как и любое другое искусство, делает мозг человека качественно другим. Поэтому не зря многие выдающиеся ученые мастерски играли на скрипках. Они понимали, что искусство способствует развитию новых нейронных связей. 

Если ребёнок смело не рисует в младшем возрасте, то «разрисовать», разогнать энергию этого ребенка в 9-11 лет крайне сложно. К сожалению, у нас были такие дети, которые говорили: «Я не могу дома рисовать, у меня есть только планшет, а красок нет». Это, увы, многое говорит о современных родителях. 

Когда мой ребенок был маленьким, он не хотел рисовать красками, просто все разбрызгивал и уходил. Но с полутора лет он начал заниматься графикой. Сначала это были «каляки-маляки», а потом он создал огромную коллекцию рисунков рыб, которая у меня хранится в больших ящиках. В шесть лет его «прорвало» на портреты. Я очень рада, что не заставляла его до шести лет рисовать, и он начал выдавать такие вещи в правильный для него момент. 

Важно, чтобы педагоги не только выявляли талант ученика, но и не принуждали, не ломали, не переучивали

Очень важно, чтобы педагоги не только выявляли талант ученика, но и не принуждали, не ломали, не переучивали, наоборот — взращивали и приумножали способности. Тогда ребенок сможет сформировать свой неповторимый стиль. И в разных формах и жанрах будет прочитываться почерк одного человека. 

Юлия Яланжи

Когда дети хотят освоить тот или иной навык, им часто не хватает терпения, возникает желание все бросить. Как родители могут помочь ребенку довести начатое до конца? И как вовремя определить, когда это действительно «не то»? Чего нельзя делать, чтобы не отбить у ребенка охоту к обучению и творчеству? 

Моему ребёнку 9 лет. Я могу делать выводы лишь относительно детей, достигших этого возраста. Что дальше — отвечу со временем. Спорт, питание, воздух, активность нужны для здоровья тела; музыка, рисование, скульптура — для мозга. Также, согласно возрасту, можно подключать робототехнику, программирование и прочее — это качественно другая штука. 

Человек в возрасте 9 лет может чётко определить, что «его» и чем он хочет заниматься в будущем. Поэтому в этом возрасте нужно честно услышать ребёнка и сделать все, чтобы он занимался тем, что его «включает». Если у ребёнка нет терпения, и он хочет что-то бросить, значит это не его. Не нужно заставлять и тратить время на занятия этой деятельностью. 

В 30-35 лет мы возвращаемся к той деятельности, о которой мечтали

Мозг также имеет свойство со временем «стирать» информацию и навыки, которыми вы не пользуетесь. Если сомневаетесь, то задумайтесь: помните ли вы что-то из института или школы, если не применяете сейчас это на практике? Поэтому опасна стратегия родителей, которые рассуждают: в этом году походим на скрипку, в следующем году мы будем плавать, потом мы позанимаемся карате, а потом начнем рисовать. Мозгу это не очень понравится. Если только не коллекционировать навыки, а дать ребенку ненадолго попробовать разные виды деятельности и делать акцент на том, что его зацепит. 

Юлия Яланжи: «Институты выпускают первоклассных ремесленников – но не художников»

По опыту, в 30-35 лет мы возвращаемся к той деятельности, о которой мечтали в детстве, но тогда нас родители отговорили и порекомендовали получать то образование, которое они считали нужным, или что было удобно, или что было возле дома. На это все теряется время. А именно то, к чему нас тянуло в детстве, мы позже делаем нашим хобби или основным видом деятельности. 

Еще очень важно не пытаться реализовать свои желания, очень активно склоняя ребенка к какой-то профессии или хобби. Когда дети ещё подвластны вашему влиянию, они будут слушаться, за ручку ходить на все кружки с определенными условиями. А потом в подростковом возрасте дитя расправляет плечики и говорит: «Мама, хватит». Принципиально уже не хочет этого делать. Поэтому очень часто обжигаются и родители, и дети от этого усердия взрослых.

База и практика как фундамент

Как вы считаете, в чем основная проблема разных ступеней сегодняшнего художественного образования?

Думаю, в устаревших подходах. Очень изменился мир, очень изменились люди, очень изменился мозг, а подход все тот же. Кунг-фу или игру на фортепиано, наверное, невозможно освоить за 3 сеанса. Тут важна и выдержка, и практика. 

Уже ни для кого не новость, что современный художник не обязательно должен уметь рисовать. Но! Это очень важное достоинство. И всегда видно, даже в любой абстракции, делал это дилетант или человек, имеющий за плечами большую школу. Поэтому база должна быть. 

Юлия Яланжи: «Институты выпускают первоклассных ремесленников – но не художников»

Важны и учителя, и то, с какой щедростью и вдохновением они делятся своими знаниями. Процессы и потрясающие авторские методики не важны, если нет синергии с преподавателем. К сожалению, я знала таких «наставников», которые не до конца раскрывали навыки и потенциал ученика, комментируя это: «А зачем мне растить конкурента?» Это очень грустная штука.

Классическое художественное образование – это около 11 лет института и академии. По продолжительности столько же, сколько уходит на формирование хорошего хирурга. В современном художественном образовании, к сожалению, институты выпускают первоклассных ремесленников, но не первоклассных современных художников. В Украине сейчас не такое большое количество современных художников, способных создавать идеи, концепции, менять мир и работать с абсолютно разными материалами.  

Может ли быть эффективным удаленное художественное образование? 

Если у человека есть потребность в материале, то он его переработает и усвоит в любом виде. Единственное, что для отработки каких-либо навыков нужны многочасовая или даже многолетняя практика. Пока, мне кажется, удаленное обучение больше подходит для взрослых, ведь маленьким детям сложно концентрироваться и направлять себя самостоятельно. Но именно сейчас расцветает дистанционное школьное образование, и мнение на этот счет может поменяться.

Баланс между дисциплинами

Как скоро могут появиться проекты, которые будут схожим образом готовить критиков и кураторов? Есть ли потребность в таких проектах? Планируете ли вы сами запускать подобные направления? 

Такие проекты уже есть, но не у нас. Очень много в Киеве, есть отдельные точечные попытки в Одессе. Но это больше для взрослых. На нашем практическом курсе истории искусства мы очень много об этом рассуждаем и подготавливаем, но это не является основной нашей целью. А вот в детском курсе осознанного искусства дети после глубокого анализа будут уже создавать свои проекты. Со второго модуля мы уже начнем работать в этом направлении.

В эпоху Ренессанса художник часто был и философом, и ученым, не говоря уже о владении разными техниками. Насколько актуально понятие «человека-оркестра» в наше время? Что, на ваш взгляд, правильнее – развиваться и углубляться в какой-то одной сфере или осваивать разные направления?

Если человек хочет быть мастером в своём деле, зарабатывать на нем, конечно же, ему нужно оттачивать навык и кайфовать в этом своём деле. Но если мы говорим о том, что нужно закладывать в воспитание наших детей, то когда они вырастут, уже не будет множества известных нам профессий, а появится миллион новых. Всю простую однозадачную работу будут делать роботы. Поэтому важно сейчас учить междисциплинарности, делать выводы, анализировать качественно по-другому информацию, чего не могут делать машины. 

Беседовала Елена Станкевич

Фото: Наталья Москалёва, страница Fb: Yalanzhi Gallery