Сергей Мельниченко – фотограф, призер конкурса Leica Oskar Barnack Award 2017 и финалист премии PinchukArtCentre 2015 года, участник фестивалей Paris Photo и Art Basel. Начал заниматься фотографией в 2009 году и в течение 10 лет принимал участие в более чем 100 сольных и групповых выставках по всему миру.  Его работы находятся в частных и галерейных коллекциях в Украине, США, Гонконге, Франции, Чехии, Бельгии, Германии.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

Первый раз я брала интервью у Сергея в купе поезда «Харьков-Херсон», после завершения «Non Stop Media 2014», участником которого он был. От того беззаботного мальчика, с которым мы, смеясь, болтали о «начале начал», только этот задорный хохоток и остался. Он, основав Школу фотографии и коллектив «MYPH» (Mykolaiv Young Photographers) и став отцом двух детей, вышел на высокий уровень ответственности.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»Развлекая сына вместе с коллегой и членом «MYPH» Стасом Остроусом (Херсон) накануне их «отчетной» выставки «FACE2FACE», Сергей рассказал, зачем ему, вполне успешному художнику, понадобилось взять под крыло еще целую кучу воспитанников. Нам, южанам, конечно, будет лестно, если возникнет явление, которое впоследствии назовут «южноукраинской школой». Впрочем, пока это касается только Николаева – который Сергея «породил», от которого он бежал и в который вернулся, чтобы доказать себе и остальным: здесь есть «фотографически» талантливые люди.


Юлия Манукян: Помнишь, как Братков на «Non Stop Media» тебя гонял за раздолбайство? «Талантливый, но ленивый!!»

Сергей Мельниченко: О, я тогда не понимал абсолютно, что такое резиденция и почему нужно сутками работать на результат. Мне было весело, я шатался по Харькову с такими же раздолбаями, потом пришел день «монтажа» выставки, а свежих работ нет. Ну и ладно, думаю, старое что-то отберут. В итоге повесили пару фотографий из серии «Блокпост» и «супергероев» — на двух столбах огромного выставочного лофта. А теперь в PinchukArtCentre мои работы висят напротив братковских – и это просто рвёт!

Стас Остроус: Зато сейчас Серёга такой геноцид устраивает, если мы что-то новое не сделаем! Братковская школа.

Ю. М.: А когда ты осознал, что надо ужесточать требования к себе? Культивировать дисциплину в работе?

С. М.: После «Закулисья» (Behind The Scenes) в 2016-м я год ничего не снимал, тусил, бездельничал. В начале 2017-го понял, что я либо все потеряю, что наработал за эти 7 лет, либо надо возвращаться в струю. Что говорить, если я перестал даже посты в фейсбуке делать, бросал в инстаграм личные фоточки, а не работы. А это уже знак. В какой-то момент жалко стало труда, в себя же вложенного. Китай рано или поздно кончится, и куда дальше двигаться – непонятно. Заставил себя доделать старые работы, новые снимать, и пошло-поехало… А там уже случилась «Лейка», которая выстроила меня заново.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

Сергей Мельниченко. Кадр из проекта BEHIND THE SCENES

Я когда на свое первое Paris Photo (международная ярмарка фотографии, ред.) приехал, меня с удивлением спросили: «Ты что, не привёз ничего с собой? Здесь надо продавать, связи заводить, крутиться. Просто так на выставки кататься – это не работает…» Через год я за 5 дней провёл на ярмарке в Париже 10 встреч. У меня все дни были расписаны, тут продал, там продал… Вот так дисциплина и рождается. Кроме того, я завязал с алкоголем и курением, чтобы уже ничем не отвлекаться от работы и кураторства. А оно затягивает как наркотик – выращивать новое поколение людей, увлекающихся художественной и концептуальной фотографией.

Ю. М.: Как ты выстраиваешь учебный процесс в своей Школе?

С. М.: Школа базируется на том, что я даю людям некий пинок путем рассмотрения личного экспириенса, работ других авторов. Даю домашние задания и требую их выполнения. Мне нужен коллектив мощных авторов, а не просто хороших друзей.

Ю. М.: Есть разгильдяи, которые кровушку пьют?

С. М.: Можешь большими буквами написать – «почти все» (смеется). Я не люблю слово «талантливые», предпочитаю «трудолюбивые». Есть ребята, которые реально пашут. Есть те, которые хотят результата, но что-то им все время мешает. Ну, совсем уже «затухающих» пару-тройку, не больше. Я прекрасно вижу, кто вовлечён, а кто скользит по поверхности, один самопиар или коммерция на уме. Я их всех люблю, но от балласта буду избавляться решительно.

Ю. М.: То есть, ты им даешь понять, что они – никто на начальном этапе, но им повезло: они прислонились к тебе, великому…

С. М.: Примерно (смеется). Всё, что я говорю и показываю, должно быть подкреплено практикой. Я и сам учусь вместе с ними – менторство обязывает.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

Фото с выставки FACE2FACE

Ю. М.: Насколько я понимаю, отношения у тебя с родным городом сложные…

С. М.: Я хотел растормошить Николаев, чтобы здесь разгорелась фотографическая жизнь. Случались какие-то единичные ивенты, но слабые, не оставляющие никакого следа. Фотография никому не была особо интересна. Но когда в апреле 2018 года я организовал первую встречу с желающими записаться в школу, их оказалось немало. У них глаза горели так, что я поверил окончательно – будущее для нас в этом городе есть.

Ю. М.: Сколько их было с горящими глазами?

С. М.: На первом курсе – 20 студентов. На втором – 24, а на третьем сейчас – 34. Второй курс включал онлайн-занятия, надо было и коммерчески школу подтягивать. Это тоже дает определенное разнообразие результатов – много студентов из других стран записалось. И задания они выполняют, и в финальных выставках дистанционно участвуют.

Ю. М.: Лучшие составляют основу «MYPH»?

С. М.: Да, 14 человек плюс я. Не окончательный состав – уже вижу, как кто-то слабеет или теряет интерес. Третий курс также внесет свои коррективы – есть «звёздочки», после новогодней отчетной выставки посмотрим.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

Команда MYPH

Ю. М.: Что самое сложное в работе с учениками?

С. М.: Внушить им мысль, что нельзя полагаться только на мои связи. Они должны сами себя продвигать, подаваясь на конкурсы и резиденции. Я им даю подробнейшие инструкции на этот счет. Сегодня коллектив есть, завтра нет, мало ли как судьба распорядится. Это нормальная практика. Я заложил какой-то фундамент, а дальше сами. Вдруг я перееду в другую страну, тогда нынешний формат Школы вряд ли сохранится.

Ну, а если серьезно, здорово, что о нас начинают говорить в Украине – вот, мол, ребята из Николаева. Я им уже сколько выставок за границей организовал – в Роттердаме, Сиракузах, Вене Париже, Вроцлаве, Клайпеде. И это только начало. Такой немаленькой толпой ворвались в это поле. На «PHOTO KYIV FAIR 2019» мы, наверное, продали больше всего работ – 11.

Ю. М.: Неплохо!

С. М.: После у нас еще 5 работ докупили. Когда я начинал, у меня таких «быстрых» продаж не было. А на днях позвонил Роман Пятковка (харьковский фотограф, ред.), с которым, да и со всей Харьковской школой, мы уже некоторое время дружим, делаем совместные portfolio review. В апреле в Харькове будет большой международный симпозиум по Харьковской школе, организованный фондом Гринёвых. Они попросили Пятковку выбрать молодых авторов, которые в рамках симпозиума могут хорошо себя показать.

«Так берите «MYPH»! Они самые авангардные и амбициозные на сегодня». Так что мы едем в Харьков делать проект, там же нам оплатят продакшн и организуют выставку. Вот такими маленькими шажочками мы завоёвываем свое место в фотографическом мире.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

Фото с выставки FACE2FACE

Ю.М.: Видел здание особняка, где Сергей Лебединский (харьковский фотограф, ред.) собирается открывать будущий музей Харьковской школы?

С. М.: О, это бомба! Лебединский – это человек, которым я восхищаюсь и вдохновляюсь.

Ю. М.: Вполне разделяю твой восторг, и надеюсь дожить до его открытия.

В этот момент наступает время кормления сына, и пока Сергей занят, я пытаю своего земляка Стаса Остроуса – единственного представителя Херсона в «MYPH».

Ю. М.: Стас, как ты затесался в эти ряды?

С. О.: Серёга, как я затесался?

С. М.: Когда я возил ребят в Киев на знакомство с Пятковкой.

С. О.: Точно. Единственный чужеродный элемент. Не николаевский, не студент Школы, не совсем «young». Но так получилось, что мы везде ездили вместе, встречались на вокзалах, в поездах, на выставках… И мы поняли, что… у нас одна судьба (смеются). В общем, позвали ребята меня в коллектив.

С. М.: Не то, чтобы я сомневался в Стасе, просто думал о специфике коллектива, чем это «инородное тело» оправдать. А потом махнул рукой – исключение из правил, этим всё и оправдывается. Стас нас только укрепил собой.

С. О.: Да, я такой. Вот курс лекций по истории и теории фотографии в Школе читаю, причем оффлайн – так захотели студенты.

С. М.: Им очень понравилась первая лекция в онлайн-режиме, и они потребовали лектора вживую. Приходится Стасу к нам наезжать.

С. О.: Для меня это очень важно. Ты знаешь, что мне в Херсоне не хватало фотографической среды, единомышленников. У нас мощная арт-тусовка, но фотография никак не развивается. А мне нужно с кем-то вместе двигаться, подзаряжаться. Я пытался один что-то делать, но это тяжело.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

Фото с выставки FACE2FACE

А тут такая компания! Молодые, одарённые, борзые, я бы даже сказал. Я уже с ними в нескольких выставках поучаствовал. К слову, мы с Сергеем недавно вернулись с резиденции в Клайпеде, и будем делать совместный проект на основе идеи, родившейся там. Ничего сейчас не расскажем – все в прогрессе пока.

Ю. М.: Как тебе резиденция, Серёжа? Ты ведь бывал на многих…

С. М.: А вот и нет. У вас на «Terra Futura» в Херсоне, в Харькове, у Алевтины Кахидзе и вот на этой, клайпедской. Мне понравился баланс между возможностью поработать и изучить локальный контекст. Я все успеваю, у меня продуктивность на 200%. Плюс встречи с кураторами, художниками, печатниками.

А фотосимпозиум в Ниде! Нам со Стасом там и в Клайпеде организовали artist talk. Я показал слайд-шоу со всеми авторами коллектива, рассказал о них. Нам дали минут 40 и потом подходили люди, сожалели, что у нас было так мало времени. Им было интересно узнать об украинской фотографии.

Ю. М.: Прокомментируй событие — «Face2Face: Выставка коллектива MYPH и Сергея Мельниченко».

С. М.: Я бы сказал, что это срез за год нашей деятельности. Это первая большая выставка в Николаеве. Мы не стали делать монотематическую выставку, что в принципе тяжело с 15 участниками, которые работают в довольно широком диапазоне тем. Хотя они все перекликаются. Мы как задали на выставке в «Лавре» эти тематические блоки – религия, секс, социум, хоррор, так они и продолжаются логически.

Решили это условное деление повторить, но речь не идет о дублировании, поскольку здесь будут показаны и новые работы. К примеру, серия «Плащ» Стаса Остроуса, тонкая и одновременно гротескная серия об уязвимости, фобиях и преодолении отчаяния через провокационное, «эксгибиционистское» обнажение. И моя – «Young & Free», премьерный показ.

Раньше я скептически относился к идее «выставляться» в Николаеве – кому это здесь надо? А сейчас мне приятно, что впервые я показываю свои работы в родном городе. Тем более, на фоне бурного расцвета совриска. Собственно, выставка проходит в рамках Дней современного искусства. И место для выставки прекрасное – 8 причал (культурно-развлекательный центр в здании бывшего речного вокзала Николаева, ред.)

В нас летит пинетка, и мы понимаем, что надо хватать коляску и на улицу – развлечь отпрыска променадом. Продолжаем обсуждать выставку.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

С. М.: Мы, конечно, рассчитываем на визуальный шок. Это для Николаева в новинку.

Ю. М.: Волнуешься?

С. М.: Да, в том смысле, что надеюсь вызвать нашими работами какие-то эмоции, что раньше мне казалось невозможным. Я не жду исключительно позитивных отзывов на мою серию с «голыми мальчиками», скачущими по полям, по горам. С другой стороны, они вполне эстетские, и у людей может возникнуть внутренний конфликт между эпатирующим и красивым, «непристойным» и визуально привлекательным. Привыкли уже к женскому «ню», а тут разрыв шаблона.

Опять же, это идея организаторов (платформа MY ART) – включить мою серию «young and free» из 20 работ разного формата в общую выставку. Я снимал ребят из Николаева, области нашей и Херсонской, мне хочется, чтобы они пришли посмотреть на себя.

Ю. М.: Как тебе работалось с ними?

С. М.: Весело, на адреналине. Само название уже задавало настрой. Многие, увидев мои работы, просились поучаствовать. Надеюсь, что благодаря мне в нашем городе будет меньше страха, стыда, ханжеских стереотипов. Людям хочется к свободе, побыть «героем», выйти за рамки своих возможностей.

Ю. М.: Ты уже столько раз «выставлялся» за рубежом – и дистанционно, и лично. Что это для тебя? Доказательство признания, опыт, впечатляющее портфолио?

С. М.: Я как раз недавно задавался этим вопросом. Когда мне все это надоест? Только за последние полгода Гонконг, Базель, ярмарка в Амстердаме, несколько выставок в Киеве, PinchukArtCentre, Вена, снова Киев, биеннале в Харькове, еще много всего… Практически без перерыва. Степень волнения и ответственности зависит от того, делаешь ли ты её сам, или это головная боль куратора. Как это все в финале выглядит.

Ю. М.: Интересно самому делать?

С. М.: Не всегда. В Лондоне, или Гонконге, например, я видел уже готовые экспозиции, и никакого отторжения они не вызывали. Я не звезда типа Роджера Баллена, чтобы капризничать и требовать перемонтажа только для того, чтобы самоутвердиться. Нас, молодых и перспективных, на рынке много, и неадекватное поведение может легко освободить место для кого-то другого.

Сергей Мельниченко: «Я хотел растормошить Николаев»

Фото с выставки FACE2FACE

На фотоярмарках обычно сам этим занимался, и тут уж приходится думать, как экспонировать свои работы, чтобы они нормально смотрелись рядом с другими художниками. В прошлом году я не знал, с какой стороны взяться за картину, а в этом мы развешивали три стенда на «PHOTO KYIV». Так и вырабатывается «экспозиционное» видение. Я учу людей, поэтому сам должен разбираться в трендах развески.

Ю. М.: Что особенно запомнилось из последних путешествий?

С.М.: Я познакомился с музыкантом из Тель-Авива, очень популярным в Израиле, он был подписан на меня в инстаграме, ему нравились мои работы. В Лондоне на выставке он купил одного из моих «Шварценеггеров». Оказалось, что он гей и ждет ребенка от суррогатной матери, живущей в США. Мы поддерживаем отношения, он уже отец, и этот факт тоже расширил мои горизонты как представителя вполне традиционной семьи. Я рад, что у меня есть такой друг. Мне хочется даже проект о нём сделать, некую историю, как личную, так и в плане подобных феноменов.

Ю. М.: У тебя «личные истории» прекрасно получаются, с удовольствием вспоминаю проект на биеннале молодого искусства в Харькове. Зрелый.

С.М. Спасибо, его Мария Куликовская тоже хвалила. Такой гиперреализм – люди подходили везде, где он выставлялся, с вопросом: это рисунок или фотография? Самое интересное, что именно этой неоднозначности я и пытался добиться на этапе постобработки. Когда мы готовили этот проект с Ромой Михайловым, я так и обосновывал: мне хочется поработать как художнику, а не фотографу. Так что этого эффекта я добился. Начинается эра новых экспериментов…

И вот мы добираемся до 8 Причала, где Сергей с головой уходит в подготовку к открытию выставки, не уставая покачивать коляску. А я наслаждаюсь достижениями молодых и дерзких. Спасибо Сергею за смелость принять этот уровень ответственности. Результаты более чем убедительные.

Текст: Юлия Манукян