Разбираемся, почему в самой населённой стране мира все ещё существуют пустующие населённые пункты и какие действия власти и бизнеса способны «оживить» их.

Город Тяньдучэн – это «маленький Париж» в Китае. Здесь есть всё, что привлекает миллионы людей во французскую столицу, – Эйфелева башня высотой более ста метров, узнаваемый городской ландшафт, парки, площади и скульптуры. Однако фотографии, которые вы можете найти в интернете, напоминают первые эпизоды знаменитого аниме Хаяо Миядзаки «Унесённые призраками». Там маленькая Тихиро с родителями попадает в странный городок, где нет ни души.

Тяньдучэн – один из нескольких китайских копитаунов, имитирующих знаменитые населённые пункты Европы. А ещё его можно найти по запросу «китайские города-призраки» – это места, полностью готовые для жизни, но практически пустые. Такие города возводились ударными темпами во время «китайского строительного бума» первого десятилетия XXI века. Но зачем строить дома и инфраструктуру, которыми никто не пользуется? Что это – дорогостоящая афера или пресловутая китайская предусмотрительность?

Город размером со страну

СМИ часто называют «городами-призраками» (ghost cities или ghost towns) недостаточно заселённые районы массовой застройки в Китае. Тем не менее, это технически неправильно. Этот термин относится к ранее процветавшему и экономически активному месту, которое со временем стало заброшенным.

В свою очередь упомянутые населённые пункты в Китае – это новые объекты, рассчитанные на большое количество жителей, которые так и не появились. Кроме того, часть таких городов-призраков (для удобства нам всё же придётся пользоваться этим определением) являются не самостоятельными административными единицами, а лишь районами, обустроенными в пригородах существующих населённых пунктов.

Вам будет интересно: Американско-китайские горки: подъем и замедление развития мировых лидеров

Как отмечает журнал Forbes, есть принципиальная разница между тем, как Китай и Запад определяют и используют понятие «город». В Китае это, скорее, административный термин, который используется для обозначения обширной территории, находящейся под управлением городской администрации. Де-факто же значительная часть земель в ведении муниципалитета является городской только по названию и может включать в себя большие сельскохозяйственные площади, горы, леса или пустыни. Так, в Китае существуют «города» размером с четыре Одесских области. Например, Хулун-Буир во Внутренней Монголии – это крупнейший городской округ в мире площадью приблизительно с Новую Зеландию, но на 99% он состоит из пастбищ. Так что понятие «город» означает, что его районы на самом деле могут находиться в ведении множества отдельных администраций. [1]

Девять городов в год

Невозможно точно сказать, сколько городов-призраков или хотя бы незанятого жилья насчитывается в Китае. Эти данные относятся к конфиденциальным. Считается, что число пустующих квартир превышает 64 миллиона. Газета Beijing Morning Post привела такие цифры со ссылкой на Государственную электросетевую корпорацию Китая, которая якобы заявила, что именно столько объектов недвижимости не использовали электричество в течение шести месяцев подряд в 2010 году. Однако всего несколько дней спустя компания опровергла эти данные в другом издании, пишет ABC.

Одной из причин возникновения городов-призраков стал самый быстрый темп урбанизации в мире – 600 новых городов за 65 лет, то есть примерно девять в год. Прибавьте к этому скоростное строительство и перестройку – по некоторым оценкам, здания в Китае сносятся в среднем через 25-30 лет. Частые сносы и строительство воспринимаются как деятельность, стимулирующая экономику. С другой стороны, приходится иметь дело с принудительными выселениями, конфликтами из-за земли и значительным экологическим ущербом.

Читайте также: Антиурбанизм как философская категория: город как травма

Вторым фактором появления городов-призраков стала зависимость доходов местных бюджетов от продажи земли. Высокая ценность городских земель побуждает муниципалитеты переклассифицировать сельские земли на «городские» и продавать их застройщикам. Там, где такого ресурса нет, некоторые местные власти «создают» его, сглаживая горы и осушая водоёмы. Это влечёт за собой как экономические, так и экологические проблемы.

Призрак спекуляции

Проекты массового строительства, рассчитанные на сотни тысяч человек, включают многоэтажные кондоминиумы, огромные торговые центры, городские площади и копитауны. Автор книги «Великая китайская стена долгов» Динни МакМахон, в своё время работавший корреспондентом Wall Street Journal в Китае, объяснил причины появления новых строительных проектов, казалось бы, созданных ни для кого. «Это явление во многом было вызвано растущим долгом, который реально «выстрелил» после мирового финансового кризиса, – писал он в 2018 году. – Местные органы власти по всей стране пытались стимулировать экономику, создавая крупные объекты инфраструктуры и накачивая рынок недвижимости». [2]

Это, казалось бы, расточительное строительство ведут как государственные фирмы, так и частные компании. «Застройщики будут возводить жильё в местах, которые в конечном итоге станут городами-призраками, потому что они верят в то, что китайский рынок недвижимости будет только расти», – цитирует Динни МакМахона Австралийская вещательная корпорация (ABC). [3]

Одним из основных стимуляторов, финансирующих рост населённых пунктов по стране, являются компании по развитию городов и инвестициям (UDIC). По данным на август 2019 года, приведённым в издании The Economic Times, в Китае насчитывается 11 566 UDIC, то есть по одному на каждое городское правительство. [4] Они без ограничений берут займы у государственных банков, а в качестве гарантии погашения долгов выступают правительственные полномочия по мобилизации доходов.

Официальная цифра госдолга в Китае составляет 38% ВВП, что почти вдвое ниже среднего показателя в развитых странах. Но, по данным Международного валютного фонда, если учесть займы от этих UDIC, государственный долг возрастёт примерно до 70%. Местные администрации в Китае несут ответственность за почти 85% общегосударственных расходов, но генерируют лишь 50% доходов.

 «Из-за такого чрезмерного привлечения кредитов растёт количество спекулятивного жилья и объектов инфраструктуры, в городах полно пустующих многоквартирных домов и торговых центров. Те, кто купил эти квартиры, как правило, владеют другими домами, в которых и живут», – отмечают авторы The Economic Times.

Похожие мысли и у МакМахона: предложение значительно превышает спрос, «и это говорит о глубокой проблеме китайской экономики […], о том, что рынок недвижимости на самом деле является пузырём, поддерживающим цены». Строительство новых объектов – безусловный показатель роста, однако когда он «зависит от накопленного долга, использованного для создания хлама, это несёт потенциальную опасность, если что-то пойдёт не так», – предупреждает он.

Ещё: Рейнир де Грааф о недвижимости как распадающемся ядре экономики

Город на вырост

Не все «города-призраки» остаются таковыми. Автор книги «Города-призраки Китая» Уэйд Шепард, задокументировавший существование таких населённых пунктов в 2006 году, считает, что эти места просто находятся в фазе между строительством и заселённостью.

«Многие из этих городов начали возводиться в 2000-2003 годах, и сейчас они довольно хорошо развиты. Приехав туда, вы не догадаетесь, что это новый город. Посмотрев вокруг, вы даже не сможете предположить, что 10 лет назад люди называли его «призраком», а 20 лет назад здесь была просто деревня», – пишет Шепард. [5] В подтверждение своих слов он приводит ряд примеров, включая некоторые самые экономически привлекательные города Китая.

Уэйд Шепард указывает, что подобные этапы строительства наблюдались во всей мировой истории, просто не в таких объёмах, как в Китае. «Китайцы строят больше, чем кто-либо, более широко, и у них есть более масштабный генеральный план, чем у любой другой власти, империи или королевства в истории», – пишет автор.

Он считает, что такое крупное строительство – это большой успех, который даёт городам потенциал для развития и расширения. Китай обычно на шаг впереди многих мест по всему миру, где население постоянно перерастает инфраструктуру, а архитекторы находятся в поиске новых способов решения транспортных проблем и спроса на недвижимость. «Как сказал мэр одного китайского города, это похоже на покупку костюма на вырост, поначалу слишком большого для мальчика», – пишет ABC.

Большой взрыв

В своё время городами-призраками были многие ныне процветающие места Китая. Например, Шэньчжэнь, который граничит с Гонконгом и сейчас является четвёртым по величине населённым пунктом в стране. Другой пример – это Пудун, финансовый и деловой центр, «новый район» Шанхая. Не так давно вместо него на противоположном главному городу берегу реки простирались заливные рисовые поля.

«Я работал в Шанхае, когда всё это ещё было мечтой. Бывало, я смотрел на это и думал, что эти парни просто ненормальные, если строят так много того, чем никто не собирается пользоваться, – говорит Тим Мюррей, управляющий партнер консалтинговой фирмы J Capital Research. – Я был неправ. Это был успех. Это пример классической урбанизации, которая проходит просто замечательно». Впрочем, по словам эксперта, пример Шэньчжэня и Пудуна – это скорее исключение, нежели правило. В стране до сих пор есть множество мест, где идея не была продумана до конца и не сработала.

Что становится «пусковым крючком» для обретения «плоти» городом-призраком? По мнению Динни МакМахона, это зависит от его способности создавать рабочие места и давать промышленный рост. В случае с Чжэндуном – «новым районом» города Чжэнчжоу, столицы провинции Хэнань в Центральном Китае – вмешалось правительство. Оно «бросило десятки миллионов долларов на стимулы» для Foxconn, тайваньского производителя iPhone от Apple. Поэтому компания согласилась открыть в городке свой завод. На производстве было занято 200 тысяч человек, и это «запустило город-призрак за одну ночь».

«У большинства китайских городов-призраков нет ресурсов или притяжения крупного города вроде Чжэнчжоу. Так что идея о том, что они будут заполнены, абсолютно беспочвенна, ведь чаще всего они строятся там, куда мигранты не хотят переезжать из-за отсутствия возможностей», – поясняет МакМахон.

Упомянутый в начале «маленький китайский Париж» Тяньдучэн в пригороде Ханчжоу, рассчитанный примерно на 10 тысяч жителей, был открыт в 2007 году. Через пять лет там проживало всего две тысячи человек, но уже к 2017 году численность населения увеличилась до 30 тысяч. Сейчас идёт строительство ветки метро, которая соединит его со столицей провинции Чжэцзян. Ожидается, что она откроется в 2021 году и, несомненно, станет дополнительным толчком для быстрого развития этого места. Но можно ли сказать, что подобная участь ждёт все города-призраки в Китае? Нет.

Текст: Дмитрий Горин


Источники:

  1. https://www.forbes.com/sites/wadeshepard/2016/04/23/chinas-largest-ghost-city-is-now-90-full-but-theres-a-twist/
  2. Dinny McMahon, «China’s Great Wall of Debt: Shadow Banks, Ghost Cities, Massive Loans, and the End of the Chinese Miracle»: https://www.amazon.com/Chinas-Great-Wall-Debt-Massive/dp/1328846016
  3. https://www.abc.net.au/news/2018-06-27/china-ghost-cities-show-growth-driven-by-debt/9912186
  4. https://economictimes.indiatimes.com/blogs/et-commentary/dont-get-haunted-by-ghost-cities/
  5. Wade Shepard, «Ghost Cities of China: The Story of Cities without People in the World’s Most Populated Country»: https://www.amazon.com/Ghost-Cities-China-Populated-Arguments/dp/178360218X