Мир погрузился в глубокий пандемический кризис, отразившийся на всех сферах жизни, от быта, до глобальной экономики. Вместе с ХАТАтоном Hack The Culture рассматриваем развитие культуры за последние 100 лет через проблемные точки: как культурные проекты выживали в кризисных ситуациях, что помогало им самоорганизовываться и почему важно поддерживать креативный сектор. 

Українські фестивалі та карантин: що переносять і на які дати?

Великая депрессия и Голливуд

После краха на фондовых биржах 1929 года начался затяжной кризис, одно из тяжелейших экономических испытаний за всю историю США, названное со временем Великой Депрессией. О жизни в это непростое время без купюр пишет Чарльз Буковски в частично автобиографическом романе «Сэндвич с ветчиной». Наряду с бедностью, безработицей, пьянством и другими признаками упадка он описывает и такое: «Каждую среду родители ходили в кинотеатр. Там разыгрывали лотерею, и они надеялись выиграть немного денег».

Но в кино ходили не только за лотереей: дешевый билет позволял посмотреть несколько фильмов разных категорий, а значит, на три-четыре часа сбежать от мрачной реальности, погрузившись в мир фантазий. Киногерои того времени, отчаянные смельчаки, дарили надежду: все получится, нужно только отважиться. Легкие водевили и музыкально-танцевальные постановки были идеальным развлечением.

Стоит отметить, что в Золотую эру Голливуда (выпавшую как раз на годы Великой депрессии) речь шла не столько о киноискусстве, сколько о новых технологиях и цеховой солидарности. Рождалась индустрия, сумевшая впоследствии пережить не один экономический кризис. С 1929 по 1939 годы «фабрика грез» выпустила около пяти тысяч фильмов и полностью перешла к производству звукового кино. Кинотеатрами владели студии, так что они легко организовывали дистрибуцию –– даже в самые тяжелые годы от 60 до 80 миллионов американцев каждую неделю посещали кино.

Интересно, как фильммейкеры Голливуда четыре года подряд практически игнорировали цензурный Кодекс Хейса. Документ Ассоциации кинопроизводителей, изданный в 1930 году, был призван следить за моральным обликом американского кинематографа. Но под давлением Великой депрессии студии стремились продавать как можно больше билетов, даже если это означало цензурные проблемы с Ассоциацией. Фактически исполнять кодекс Хейса начали только с 1934 года.

Вторая мировая война

Вряд ли найдется сфера жизни, на которую бы не повлиял этот глобальный конфликт. И культурный сектор – не исключение. Часто речь шла об элементарном физическом выживании деятелей искусств: интернированных немецких писателях; художниках, записанных нацистским режимом в «дегенеративное искусство»; европейских музыкантах еврейского происхождения.

В военное время закономерно усилилось влияние государства на культурный сектор. Разные формы искусства использовались как инструменты пропаганды и контрпропаганды по обе стороны конфликта. Историки кино со всего мира называют Лени Рифеншталь «наиболее технически одаренным западным кинорежиссером своей эпохи», хотя она открыто работала над заказанными Адольфом Гитлером фильмами «Триумф воли» и «Олимпия».

Британское правительство в 1939 году создало государственное агентство War Artists Advisory Committee, долгое время бывшее заказчиком и работодателем для сотен британских художников. Самая большая заграничная выставка под эгидой комитета «Британия в войне» состоялась в Нью-Йоркском музее современного искусства (MoMA) в мае 1941 года. Открытие посетили приблизительно три тысячи человек, а экспозиция в разных вариациях еще полтора года путешествовала по Центральной и Северной Америке.

Еще одно последствие Второй мировой войны для культуры –сдвиг культурных вкусов через границы. Из-за войны десятки миллионов людей перемещались по планете, распространяя, к примеру, определенные стили музыки в новые регионы. Так, в Европе после войны стали особо популярны кантри и афроамериканские музыкальны жанры. Война так же неожиданно повлияла на музыкальную индустрию: захват немецкой технологии магнитной ленты фактически открыл новые возможности для независимых производителей, которые теперь могли выпускать высококачественный звук без помощи мейджор-лейблов.

Падение Берлинской стены

Воссоединение Германии и падение Берлинской стены считается разрешением длительного кризиса и ежегодно отмечается как праздничная дата. Однако тогда, в1989-м, необходимость «сшить» два общества с разным бэкграундом, ценностями, стилем жизни и бытом поставили перед страной и новые вызовы, экономические и культурные.

Берлину после падения стены пришлось несладко из-за последствий многонедельных уличных протестов и высокого уровня безработицы. О том, насколько серьезным был кризис, говорит хотя бы тот факт, что статус столицы городу вернут только в 1999 году. Однако многие историки и исследователи считают, что именно это время социально-культурного «бурления» и создало тот неповторимый дух Берлина и привело к процветанию креативных отраслей.

«Городские власти были так заняты другими проблемами, что не имели времени контролировать или ограничивать субкультурную деятельность. Это была уникальная историческая возможность для всех в Берлине (Восточном и Западном) осознать свое видение альтернативного образа жизни» –– рассказывает культовый деятель и собственник нескольких берлинских ночных клубов Димитри Хегеманн. По его словам, это длилось около четырех лет.

В заброшенных кварталах Восточного Берлина создавались креативные кластеры, открывались новые клубы и самоорганизованные галереи, органично формировалась креативная среда и сообщество. Уже в 1992 году в тогдашней столице Германии Бонне был опубликован первый отчет о развитии креативных индустрий в стране. Через 20 лет The New York Times напишет о том, как академические музыканты и другие деятели искусств со всего мира находят приют и признание в сквотах и лофтах Восточного Берлина.

Банкротство Исландии

Финансовое падение 2008 года ударило по многим странам. Осенью Исландия объявила себя банкротом, но в то же время пережила расцвет креативных индустрий. Так, в Рейкьявике именно в 2008 году писатель Андре Снаер Магнасон убедил городскую администрацию передать заброшенную угольную электростанцию в бесплатное пользование малому креативному бизнесу. На следующие почти 10 лет Toppstodin стал мултидисциплинарным центром кросскультурных коллабораций.

После финансового коллапса правительство объединилось с творческим сообществом и бизнесом, и вместе они взялись презентовать Исландию как привлекательную для инвесторов и туристов страну. Была создана общая частно-государственная институция Promote Iceland и туристический портал Inspired by Iceland. После нескольких неформальных встреч представителей частного и государственного сектора в 2011 году сформировалась Ассоциация Креативных Индустрий (SSG).

Сегодня в креативной сфере Исландии работают больше людей, чем в других странах –– свыше 5% работоспособного населения. Это больше, чем в рыболовной и сельскохозяйственной отраслях вместе, при этом творческая индустрия приносит большую часть ВВП, чем сельское хозяйство.

Война в Украине

Во время революции 2013–2014 годов, в разгар уличных протестов и жесткого противостояния, консолидацию проявило не только гражданское общество Украины, а и культурное сообщество.

Так, стихийно возникла самоорганизованная группа документалистов «Вавилон 13», существующая и поныне. В своем манифесте они заявили: «Главнейшая наша задача –– показать зарождение и первые решительные шаги гражданского общества». Режиссеры и операторы из объединения создали различные циклы документальных фильмов –– «Майдан», «Крым», «Донбасс», «Пленники». Некоторые проекты развились дальше и вышли в прокат, получили фестивальные премии, были куплены или спродюсированы украинскими и иностранными телеканалами.

После начала войны случился всплеск культурных инициатив, образовательных программ и отдельных проектов, тематика которых выходила за рамки революции и войны. Появился международный фотофестиваль Odesa Photo Days как прямая реакция на манипуляции и фейки с использованием фотографий, как медиа. Важные институции появились на государственном уровне: государственный инвестор культуры Украинский культурный фонд и учреждение культурной дипломатии Украинский институт. Сейчас эти и другие инициативы оказались перед угрозой исчезновения из-за коронавируса.

Пандемия COVID-19

Сложно отследить и оценить все процессы, происходящие сейчас, но уже очевидно, что после непродолжительной фрустрации и периода апатии сектор культурных и креативных индустрий начинает приходить в себя и искать выходы из кризиса. Так, международный журнал об искусстве фотографии YET учредил фандрейзинговую компанию в поддержку фонда по борьбе с новым вирусом: авторы предоставили ограниченный тираж своих принтов для благотворительной распродажи. Похожую инициативу запустил журнал Bird In Flight с украинскими фотографами — за сутки удалось собрать 210 000 гривен для врачей Ивано-Франковской области.

Признаком времени является то, что все помогают всем: культурный сектор собирает средства на поддержку медиков, а технические специалисты участвуют в спасении культурного сектора. Так, весной прошли два глобальных хакатона Hack for Italy и Global Hack, во время которых разработчики, маркетологи, работники просвещения, проектные менеджеры и другие, искали действенные антикризисные решения для разных сфер.

В Украине программа House of Europe объявила о дополнительных возможностях для культуры и креативных индустрий во время пандемии COVID-19, в частности ХАТАтон Hack The Culture. Мероприятие инициировано и реализуется Goethe-Institut в Украине в сотрудничестве с House of Europe и при поддержке посольства Федеративной Республики Германия. Онлайн-идеятон запланирован на 24–26 апреля.

Принять участие в ХАТАтоне может любой человек, готовый уделить время и предоставить собственную экспертизу, чтобы отыскать действенные решения для культурного и креативного сектора Украины, сильно пострадавшего из-за пандемии. Организаторы особо приглашают представителей бизнеса, культурных менеджеров, разработчиков и технических специалистов. Результатом интенсивной совместной работы специалистов из разных сфер должны стать конкретные решения для выхода культурной и креативной сфер из кризиса с новыми инструментами для жизни после пандемии COVID-19. Лучшие из разработанных на ХАТАтоне проектов могут получить от 3 000 до 25 000 евро. Зарегистрироваться и узнать подробности можно на сайте.

Текст: Валерия Шевченко

Иллюстрации: Елена Зублевич

Перевод с украинского: Мила Кац